Как связан стресс и заболевание


Опубликовано: 23.09.2017, 10:58/ Просмотров: 170

ВВЕДЕНИЕ

Проблема адаптации человека к критическим факторам среды издавна привлекала людей. Интерес современной науки к этой проблеме возрос в последние десятилетия в связи с ростом так называемых болезней стресса.

Понятие «стресс» используется и в обыденной жизни, и в литературе по различным научным направлениям. Это создает разночтение указанного понятия. В связи с этим в моей курсовой рассмотрены многообразные интерпретации понятия «стресс», освящены различные подходы в изучении данной проблемы, а также описаны заболевания вызванные стрессом. Далее мне бы хотелось разобрать само явление «стресс», в чем его суть, как образовывается, какие стадии имеет.

В первом разделе курсовой приводится сводка основных направлений психологических исследований стресса. Среди них системный и ресурсный подходы, разобраны методы предотвращения и купирования неблагоприятных проявлений стресса и изучение личностных особенностей при стрессе.

Во втором разделе курсовой был рассмотрен ряд стрессогенных факторов, вызывающих стрессовые реакции в которых первичным элементом являются рефлекторные, эмоционально-окрашенные формы поведения - "рефлекторно-эмоциональный стресс". А так же рассмотрены общие закономерности эмоционально-поведенческих проявлений стресса. Рассмотрена проблема активности взаимодействия людей при стрессе.

Особое внимание было обращено на копинг реакции, на поведение человека на обратную связь. Такие ситуации могут пробуждать в нем потенциальные возможности, незаметные в обычных нестрессогенных условиях.

Сложность в изучении данной темы возникает в том, что работы чаще всего носят комплексный характер, что затрудняет более глубокое исследование того или иного аспекта.

Практическое значение данной темы выражается в том, что в ней был проанализирован ряд работ, рассматривающих понятие "стресс" с различных точек зрения начиная от психологической и заканчивая медицинской (физиологической).

Актуальность данной темы так же доказывается тем, что в ходе написания курсовой удалось найти большое количество материалов: как исследований конца ХХ века, так и современного десятилетия.

Цель моей курсовой работы разобраться в понятии "стресс" посмотреть какие методы наиболее подходят для изучения данного явления, освятить основные заболевания и подсказать как лучше справиться с данной проблемой. Результаты моей работы могут в дальнейшем послужить материалом для новых изучений, а так же стать полезным материалом для студентов вузов при подготовке к докладу или новой курсовой работе и просто для любознательных людей.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

Системный подход

Системный подход является одним из важнейших методологических принципов современной науки и практики. Методы системного анализа широко используются для решения многих теоретических и прикладных задач.

В настоящее время интенсивно разрабатываются конкретные методы и технологии их применения. Необходимыми условиями эффективности использования системного подхода являются правильные сочетания формализованных и неформализованных методов и языков описания, формальной и диалектической логики, методов анализа и синтеза, индукции и дедукции, а также учет человеческого фактора. В результате применения системного подхода удается получить системные описания сложных явлений объективной реальности.

Чем является системное описание? Это форма представления человеку информации о системной организации сложного объекта, в которой отражается состав, структура, функции и другие системные характеристики. Такое описание адресовано главным образом зрительной системе человека. Для его построения используются различные виды кодирования и формы представления информации (знаковые, символические и изобразительные).

В психологии системный подход позволяет интегрировать и систематизировать накопленные знания, преодолевать их излишнюю избыточность, находить инварианты психологических описаний, избегать недостатков локального подхода, повышать эффективность системных исследований и процесса обучения, формулировать новые научные гипотезы, создавать системные описания психических явлений.

В психологии используются четыре вида шкал: наименований, порядка, интервалов и отношений. Их последовательность соответствует этапам познания сложного объекта - сначала явлениям присваиваются имена, затем обнаруживается некоторая их упорядоченность и устанавливаются количественные закономерности. Соответственно имеются и средства (языки) описания. Для наименований используется естественный язык, порядок хорошо отображается в геометрических структурах, а количественные отношения описываются формулами.

"Система" - слово греческое, буквально означает целое, составленное из частей. В другом значении это порядок, определенный планомерным, правильным расположением частей и их взаимосвязями. Термин "системный подход" охватывает группу методов, с помощью которых реальный объект описывается как совокупность взаимодействующих компонентов. Эти методы развиваются в рамках отдельных научных дисциплин, междисциплинарных синтезов и общенаучных концепций. Применение системного подхода в психологии стимулируется также успехом частных системных теорий в других областях знания, развитием кибернетики и общественных концепций. Системный подход является своего рода реакцией на бурный и длительный процесс дифференциации в науке. Но это не означает, что системный подход синоним интеграции. Системный подход - единство интеграции и дифференциации при доминировании тенденции объединения.

Ресурсный подход и регуляция стресса

Одно из современных направлений развития теории психологического стресса связано с разработкой концепции о роли ресурсов личности в возникновении и развитии этого психического состояния.

Ресурсный подход в целях изучения особенностей психической активности человека был разработан J. D. Brown и Е. С. Poulton и в последующем усовершенствован и развит М. J. Posner и S. J. Boies, D. A. Norman и D. J. Bobrow, S. E. Jackson и R. S. Schuler и другими исследователями. Данный подход наиболее интенсивно разрабатывается применительно к изучению процессов приема и преобразовния информации, особенно при совмещенной деятельности человека. Постулируется, что система обработки информации в каждый момент времени располагается изменяющимися, но ограниченными ресурсами. Эти средства распределяются для выполнения совмещенных задач. Интерес к так называемым ресурсоподобным свойствам связан, во-первых, с ограниченностью средств обработки информации, которыми располагает человек в каждый данный момент времени, и, во-вторых, с возможностями гибкого распределения и перераспределения человеком этих средств между разными этапами, стадиями, каналами, уровнями в ходе преобразования информации.

Наиболее отчетливо эти свойства проявляются при выполнении совмещенных действий, то есть при предъявлении максимальных требований к процессам преобразования информации. Традиционно эффективность выполнения человеком совмещенных задач объяснялась с помощью структурных промежуточных переменных, то есть влиянием степени схожести или различия структурных элементов, необходимых для реализации информационных процессов. Однако в исследованиях было показано, что одни и те же средства могут распределяться человеком между разными действиями. Ограниченность концепции гипотетических структурных переменных и их роли в объяснении информационных процессов при решении совмещенных задач определила необходимость допустить наличие еще одной гипотетической промежуточной переменной, а именно ресурсов. Следует различать объективно наблюдаемые и регистрируемые ресурсоподобные свойства процессов преобразования информации и ресурсы как гипотетическую переменную, вводимую для объяснения этих свойств.

Для обозначения данной переменной использовались различные термины: внимание, мощность, усилие и, наконец, ресурсы. Вопрос о том, что скрывается за гипотетической переменной «ресурсы», какой ее онтологический статус является центральным с теоретической точки зрения. Первый вариант ответа на этот вопрос имплицитно подразумевает, что за понятием «ресурсы» скрывается вполне определенное объективно регистрируемое материальное явление. Например, в качестве ресурса может выступать активирующая функция ретикулярной формации, изменение кровотока или процессы метаболизма гликопротеина в мозгу.

Другой вариант ответа связан с пониманием ресурсов как именно теоретического конструкта, отражающее некоторое системное (то есть идеальное) качество, присущее системе обработки информации и характеризующее ее свойство ограниченности и распределяемости средств обработки информации. Выделение этого объективно существующего, хотя и идеального качества позволяет подойти к принципиальной возможности оценивать количественную меру «вовлечения» различных средств обработки информации в решаемую задачу (задачи), то есть определять информационную загрузку человека. Тем самым становится принципиально возможным оценить и не использованные ресурсы, то есть резервы обработки информации.

Согласно третьему варианту под ресурсами стали как связан стресс и заболевание понимать ресурсы регуляции. Ресурсы психической регуляции операторской деятельности есть некоторый функциональный потенциал, обеспечивающий устойчивый уровень выполнения выходных показателей в течение определенного времени. Если рассматривать психическую регуляцию как систему, то ресурсы регуляции имеются у каждого из выделяемых компонентов, образующих эту систему.

Ресурсы как системное качество не могут рассматриваться вне структурных элементов информационных процессов. Структурный анализ процессов преобразования информации должен предшествовать анализу их ресурсоподобных свойств, так как их структура определяет содержательную характеристику ресурсов.

Выдвигая идею множественности ресурсов на основании изучения процессов регуляции совмещенной деятельности и развивая идеи D. Kahneman и D. А. Norman и D. J. Bobrow о распределении ресурсов, D. Navon и D. Gopher сформулировали ряд постулатов концепции человеческих ресурсов:

«человеческая система» в любой момент обладает определенным количеством возможностей по преобразованию информации, которые называются ресурсами;

деятельность характеризуется количеством использованных ресурсов и эффективностью их применения;

для конкретного человека в определенный момент трудовая задача определяется рядом параметров информации (качество и количество стимулов, кодирование, размещение и т. п.) и человека (профессиональные способности, сложность, значимость и т. п.), соотношение которых обусловливает ресурсообеспеченность деятельности;

функция деятельности характеризуется соотношением качества рабочей информации (как результата сопоставления условий выполнения задачи и возможностей субъекта) и величиной ресурсов.

Таким образом, концепция проявления человеческих ресурсов в деятельности основана на том положении, что человек использует все возможности для правильного распределения своих ограниченных ресурсов. Эффективность использования этих ресурсов при выполнении трудовой задачи зависит от параметров, характеризующих как саму задачу, так и ее исполнителя. Использование этой концепции показало, что система обработки информации человеком (как познавательные, так и активационные процессы) включает в себя несколько механизмов активации ресурсов, каждый из которых имеет свои собственные возможности, которые в любой момент могут распределяться между несколькими процессами.

Проблема психологического стресса с позиции ресурсного подхода нашла отражение в ресурсной модели стресса, согласно которой стресс возникает в результате реальной или воображаемой потери части ресурсов, которые включают поведенческую активность, соматические и психические возможности, личностные характеристики, вегетативные и обменные процессы. В исследовании P. A. Hancock отмечается, что возможности ресурса внимания оператора связаны с «психологической адаптивностью» человека к стрессу. Аналогичная мысль о соотношении стресса и ресурсов проводится A. W. Gaillard, который утверждает, что стресс (как и умственная нагрузка) отражает характер отношения между требованиями среды или деятельности и величиной ресурсов для их удовлетворения.

В ресурсной модели стресса привлекательной является принципиальная возможность оценить стресс через категорию потери, расхода ресурсов. Однако, остается неясным, в какой степени различия в стрессогенных ситуациях отражаются на составе и количестве востребованных ресурсов, как на этом процессе сказывается исходное значение ресурса, имеются ли все же эффекты перераспределения ресурсов и в чем они заключаются.

Следует отметить, что данная модель стресса получила концептуальное освещение только к экстремальным условиям социальных процессов. Представляет интерес, в какой степени информационная экстремальность может быть раскрыта через категорию человеческих ресурсов. Следует отметить, что в настоящее время проблема когнитивных ресурсов привлекает к себе все большее внимание.

Р. Хокки и П. Хамильтон на основании анализа данных литературы и результатов собственных исследований высказали ряд предположений о тех процессах, которые, возможно, лежат в основе развития стрессового состояния.

Когнитивная система обладает определенными возможностями по переработке информации (ресурсами); прямое соответствие этих ресурсов структурам ЦНС не обязательно.

Ресурсы определяют скоростные характеристики системы, а также возможность доступа к тем или иным стимулам.

Система имеет также некоторый высший орган управления общими ресурсами.

Этот орган контролирует и управляет ресурсами, перераспределяя их между отдельными частями системы.

Процесс «подключения» необходимых ресурсов к выполнению деятельности может осуществляется автоматически.

Система может характеризоваться одним или несколькими состояниями.

У каждого человека есть определенное «базовое» состояние, - его можно считать типичным для данной личности; все фоновые показатели, характеризующие это состояние, остаются достаточно стабильными на протяжении длительного времени.

Состояния меняются под воздействием внешних условий (стрессоров).

При стрессе не происходит серьезных нарушений в работе всей системы в целом, однако некоторые процессы протекают легче, другие же затруднены.

Существует механизм «настройки» на оптимальное состояние для выполнения того или иного задания; выбор оптимального состояния может осуществляется автоматически, тогда как поддержка выбранного условия невозможна без специального усилия.

При анализе положений ресурсной теории стресса возникают вопросы о сущности процессов расхода ресурсов (как это происходит и в чем выражается), о специфичности ресурсов, об индивидуальных различиях в интенсивности расхода в однотипной ситуации, об изменении расхода ресурса в различных ситуациях и т. п. Ответы на подобные вопросы можно искать, в частности, в развитии и использовании представлений о «поверхностной» и «глобальной» адаптационной энергии. Предположение о существовании двух мобилизационных уровней адаптации поддерживается многими исследователями. Эта адаптационная энергия, на наш взгляд, представляет собой часть наличного ресурса индивида (энергетического, личностного, поведенческого), который оперативно мобилизуется на обеспечение требований стрессогенной ситуации. Данная часть ресурсов человека может рассматриваться как его скрытый и актуализируемый в конкретной ситуации резерв, способный компенсировать эффекты неблагоприятного воздействия внешних факторов среды (ситуации) и субъективной сложности оценочных процессов.

Выдвинутая гипотеза о соотношении категорий адаптационных ресурсов и резервов нуждается в экспериментальном подтверждении, однако в концептуальном плане она созвучна зарубежным идеям о разных уровнях регуляции функциональных состояний.

Проблема функциональных резервов достаточно освещена в работах по физиологии - и психологии спорта. В психологии изучение резервов человеческой психики проводится на моделях поведенческой активности и в целях, главным образом, регуляции психических состояний. В психологии труда функциональные резервы психики изучались на моделях организации внимания при выполнении сложной операторской деятельности в реальных условиях и при обучении на тренажерах. Однако, как фактор регуляции психологического стресса и мера его развития (мобилизационного ресурса) проблема функциональных резервов еще не получила своего развития.

Итак, проблема психологических ресурсов и функциональных резервов психики является одним из основных направлений исследований в контексте изучения механизмов регуляции психологического (информационного) стресса человека-оператора. В связи с тем, что в ряде работ было показано, что существует множество ресурсов обработки информации, экспериментальное изучение феноменов психологического стресса человека в условиях его информационного взаимодействия с техникой должно предусматривать разработку и использование разнообразных моделей стрессогенных факторов, строгий учет «дозировки» их воздействия, варьирование степенью объективной сложности, модальностью, семантическим «напоминанием» операционных задач, возможность изучения стилей поведения и способов решения этих задач.

Определение стресса, стрессоров, стрессовой реакции и дистресса

В «Словаре физиологических терминов» (1987) отсутствует определение термина «стресс», но с помощью синонимов описывается понятие «эмоционального стресса»: напряжение, психологический стресс, нервно-психическая, эмоциональная напряженность, психофизиологический стресс. Кроме этого, в литературе встречаются и такие термины: физический, психоэмоциональный, информационный стрессы. В словаре подчеркивается, что прилагательное «эмоциональный» указывает на особую роль эмоций в генезе стресса. Эмоциональный стресс, по мнению автора, - это состояние тревоги, конфликта, эмоционального расстройства и т. д. - такие эмоциональные состояния, которые развиваются у человека, когда он сталкивается с реальными психологически трудными ситуациями либо считает их неразрешимыми.

Иначе говоря, стресс по этому определению есть эмоция или вызываемое отрицательной эмоцией состояние в неблагоприятных условиях. Очевидно, что здесь перепутаны причина и следствие. Во-первых, стресс - это самостоятельный психофизиологический процесс, обеспечивающий определенный уровень активности организма. Эмоции тревоги, напряжения вторичны по отношению к нему. Во-вторых, стресс не всегда вреден. Но обратимся к Г. Селье [1979], который и ввел это понятие.

Селье разделял «стресс» и «дистресс». Стресс полезен, ведет к адаптации, дистресс вреден и ведет к различным психосоматическим заболеваниям. Определение, данное в словаре, отражает реальное положение дел: практически все результаты экспериментальных и клинических наблюдений - это последствия дистресса. Селье понимал стресс как синоним физического или психологического давления, нажима и напряжения, а дистресс - горе, несчастье, недомогание, истощение, нужда. По Селье, стресс может быть приятным и неприятным, дистресс - только неприятным, болезненным. Таким образом, произошла подмена понятий. В этом не было бы ничего страшного, если бы изменение понятий не привело к изменению мышления исследователей, методологии и стратегии исследований, представлений о роли и значении самого стресса, о взаимоотношениях стресса, эмоций и функциональных состояний. Понять это важно и потому, что стресс - это генетически закрепленные комплексы реакций, имеющих адаптивное значение из-за опережающего включения механизмов, подготавливающих организм к той или иной реакции еще до осознания стрессора.

Остается неясным, есть ли различия и в чем при использовании терминов психоэмоциональный, эмоциональный, психологический и физический стресс. Как писал Селье, если мы хотим избежать вредных последствий изменения уровня стресса и одновременно не лишать себя аромата и вкуса жизни, нам следует знать природу и роль стресса.

В 1936 г., изучая болезни адаптации, Г. Селье пришел к выводу о существовании «общего адаптационного синдрома», ведущую роль в котором играл стресс и который подготавливал организм к встрече с изменяющимися условиями среды. Он определил стресс как неспецифический ответ организма на любое предъявленное ему требование. В этом определении важно раскрыть понятие «неспецифический». Все стрессоры строго специфичны (будь они психологическими, физиологическими или физическими). В то же время все эти стрессоры имеют и нечто общее, неспецифическое - требование приспособиться к новым условиям. Это вынуждает организм адаптироваться к возникшей необычной ситуации. Неспецифические требования, предъявляемые воздействием как таковым, - это и есть сущность стресса, как говорил Селье.

Еще труднее для однозначного понимания психологические определения, когда стресс рассматривают как часть динамической системы взаимодействия среды и личности, где физиологические реакции определяются психологическим воздействием на личность. А последняя уже управляет реакциями человека в стрессовой ситуации. Иногда встречаются даже выражения типа «психологические механизмы». Многочисленные данные нейронаук показывают, что есть мозговые механизмы (нейронные), функционирование которых лежит в основе психологических закономерностей. Здесь необходимо еще раз подчеркнуть, что стрессовые механизмы чаше всего включаются без участия сознания.

Трудности определения стресса упираются и в неоднозначность понимания того, какие требования к организму можно назвать стрессовыми. Мы уже упоминали точку зрения Селье, который считает стресс частью нашего повседневного опыта: умственные или физические усилия, эмоциональное возбуждение, утомление, боль. Иначе говоря, любые требования к организму - это стресс. Целый ряд авторов с этим не согласны. Так, существует точка зрения, что стресс как неспецифическая реакция возникает при действии чрезвычайного по силе раздражителя на организм. Некоторые рассматривают стресс как генерализованную реакцию напряжения в связи с действием угрожающих организму факторов, требующих интенсивной мобилизации адаптогенных механизмов, со значительным превышением диапазона повседневных колебаний. Другие относят к стрессам только такие реакции, для которых характерно перенапряжение психологических и адаптационных механизмов. Кажется, что такие крайние точки зрения присущи экспериментаторам, для которых критерием служат явные морфофункциональные изменения висцеральных органов или психические нарушения, больше подходящие для дистресса или вызванной им патологии.

Те или иные психические и психосоматические нарушения, возникающие у человека, зависят от природы действующего стрессора, его силы и продолжительности действия, а также от стрессореактивности самого организма. Стрессореактивность - генетически детерминированная особенность нейроэндокринных механизмов реагировать на действие стрессоров.

Термин «стресс», предложенный медиками, казалось бы, не встраивается в. систему психологических знаний. Однако если рассмотреть динамику изменения стрессового состояния под действием различных по силе стрессоров, то оказывается, что кривая, описывающая эти изменения, полностью совпадает с изменением уровня бодрствования. Известно, что поведение человека тем эффективней, чем ближе его уровень бодрствования к некоторому оптимальному уровню. При более высоких значениях готовность субъекта к действию и его поведение все больше дезорганизуется. При низких значениях эта готовность к действию снижается и может приводить к засыпанию. А если учесть данные биоритмологии о суточных изменениях содержания некоторых гормонов, то становится ясным, что нейроэндокринные механизмы, контролирующие определенный уровень стресса, и определяют тот или иной уровень бодрствования. Существует прямая зависимость: чем ни же уровень стресса, тем ниже уровень бодрствовав и наоборот.

Разнобой мнений, касающихся терминологии, делает важным вопрос о выявлении объективных критериев стресса. Считается, что основными критериями возникновения стрессовой реакции должны быть объективные, значимые изменения ритмограммы сердца, индекса Баевского, устойчивое изменение тонического компонента кожно-гальванической реакции и появление в крови повышенных доз катехоламинов, превышение в крови кортизола. Обычно считают, что катехоламины мозга, выступая в роли нейрогормонов (локальных гормонов мозга), выполняют инициирующую роль в дальнейшем развитии стрессовой реакции. Адреналин и норадреналин усиливают выделение релизинг-факторов в гипоталамусе. А это ведет, в свою очередь, к усилению продукции аденокортикотропного гормона (АКТГ) и т. д.

Предлагаемые критерии позволяют констатировать начало стрессовой реакции в ее первой (по Селье) фазе - фазе напряжения, когда на работу этих стрессовых механизмов не накладывается патология или истощение исполнительных механизмов.

Для более поздних фаз развития стрессовой реакции, когда организм находится на грани нормы и патологии (пограничные состояния), подходят разработанные рядом авторов системы групповых признаков:

. Клинические - личная и реактивная тревожность, снижение эмоциональной стабильности.

. Психологические - снижение самооценки, уровня социальной адаптированное и фрустрационной толерантности.

. Физиологические - преобладание тонуса симпатической нервной системы над парасимпатической, изменение гемодинамики.

. Эндокринные - повышение активности снмпатико-адреналовой и гипоталамо-гипофизарно-надпочечни-ковой систем.

. Метаболические - повышение в крови транспортных форм жира, сдвиг липопротеидного спектра в сторону атерогенных фракций.

Таким образом, рассматривая существующие в литературе определения стресса следует считать, что термином стресс определяется не реакция, а состояние гомеостаза, обеспечивающее нужную активность человека в определенных условиях среды. Стрессовая реакция - изменение уровня активности под влиянием тех или иных стрессоров. Дистресс - такое перенапряжение работы нейроэндокринных механизмов, которое вызывает нарушение деятельности (функциональные пли морфологические) различных структур организма, приводя к развитию пограничных состояний и психосоматических заболеваний.

Травматический стресс

Первая стадия - аларм-стадия, или стадия тревоги, когда происходит мобилизация адаптационных ресурсов организма. На этой стадии человек находится в состоянии напряженности и настороженности. Это своего рода подготовка к следующему этапу, поэтому иногда первая стадия называется "предстартовой готовностью". Физически и психологически человек чувствует себя очень хорошо, пребывает в приподнятом настроении. На этой фазе часто проходят заболевания, которые относятся к разряду так называемых "психосоматических": гастриты, колиты, язвы желудка, мигрени, аллергии и т.п. Правда, к третьей стадии они возвращаются с утроенной силой. Это - хорошо известный феномен: во времена Великой Отечественной войны люди чрезвычайно редко болели - настолько они были внутренне мобилизованы, зато после окончания войны заболевания так и посыпались на них. Аналогичный пример можно привести и из нашей действительности. В 1992 - 1993 гг., когда наше общество было стрессировано чрезвычайно быстрыми социальными, экономическими и политическими переменами, больницы и поликлиники опустели. Объясняется это тем, что люди вынуждены были мобилизовать все имеющиеся в их распоряжении адаптационные ресурсы, запас которых не безграничен, на выживание в сложных условиях.

Если стрессогенный фактор слишком силен или продолжает свое действие, наступает следующая фаза - стадия резистентности, или сопротивления. На этой стадии осуществляется сбалансированное расходование адаптационных возможностей. Человек развивает оптимальную энергию, приспособляясь к изменяющимся обстоятельствам. Чувствует себя он вполне сносно, хотя уже без душевного подъема, характерного для первой фазы. Он как бы "вработался" и готов к более или менее длительному усилию по преодолению трудностей. Однако иногда чувствуется, накопившаяся усталость. Если же стрессор продолжает действовать еще дольше, наступает третья стадия - стадия истощения. На стадии истощения энергия исчерпана, физиологическая и психологическая защиты оказываются сломленными. Человек не имеет больше возможности защищаться. В отличие от первой стадии, когда стрессовое состояние организма ведет к раскрытию адаптационных резервов и ресурсов состояние третьей стадии больше похоже на "призыв о помощи", которая может прийти только извне - либо в виде поддержки, либо в виде устранения стрессора.

До сих пор мы говорили о том, что представляют собой стрессы в общем. Травматический стресс - особая форма общей стрессовой реакции. Когда стресс перегружает психологические, физиологические, адаптационные возможности человека и разрушает защиту, он становится травматическим, т.е. вызывает психологическую тревогу. Далеко не каждое событие способно вызвать травматический стресс. Психологическая травма возможна, если:

происшедшее событие осознаваемо, т.е. человек знает, что с ним произошло и из-за чего у него ухудшилось психологическое состояние;

пережитое разрушает привычный образ жизни.

Травматический стресс - это переживание особого рода, результат особого взаимодействия человека и окружающего мира. Это нормальная реакция на ненормальные обстоятельства. Последнее замечание чрезвычайно важно, так как дети, да и взрослые, пережившие травматический стресс, иногда могут казаться ненормальными, или сумасшедшими, хотя на самом деле таковыми не являются.

Посттравматические стрессовые нарушения

В Международной классификации психических нарушений, травматический стресс определяется как комплекс реакций, когда:

. Травматическое событие упорно переживается вновь и вновь. Это может происходить в различных формах:

Повторяющиеся и насильственно прорывающиеся, внедряющиеся в сознание воспоминания о событии, включая образы, мысли или представления.

Проиллюстрировать это явление можно на примере следующего задания: испытуемому предлагается не думать о желтой обезьяне. Однако как бы человек ни пытался выбросить мысль из головы, она обязательно найдет лазейку. Одна из моих испытуемых решила, что представит себе место, где желтой обезьяны не может быть по определению. И выбрала Антарктиду. И вот сидит она себе и представляет льды, торосы, айсберги и т.п. Потом вдруг замечает, что на льдине виднеется что-то желтенькое, и думает: "А не желтая ли это обезьяна?" После чего выясняется, что это и вправду - она!

Так же и с травматическим событием - человек всеми силами стремится забыть о нем, но оно всегда найдет лазейку, чтобы напомнить о себе.

К этой же группе симптомов относятся повторяющиеся детские игры, в которых отражаются элементы травматического события.

Ни для кого не секрет, что дети в своих играх всегда выражают то, что их особенно взволнованно. Так, дети играют во врачей, кондукторов, в похороны и т.п. Здесь же имеется в виду несколько особый вед игры, когда дети однообразно, монотонно повторяют один и тот же сюжет игры, не внося туда никаких изменений, никакого развития. В таких играх, как правило, отсутствуют катартические элементы, т.е. дети, проиграв определенные сюжеты, не испытывают облегчения. Я многократно наблюдала такие игры после землетрясения и Армении, когда дети по 50 раз в день играли в землетрясение, в нахождение мертвых тел, в похороны и т.п., доводя родителей до умопомрачения, так как те, в свою очередь, мечтали поскорее забыть эти кошмарные события.

Повторяющиеся кошмарные сны о событии

У детей могут быть сны, на первый взгляд непонятные, но вызывающие ужас. Ребенок может не понимать, что во сне каким-то образом отражена катастрофа, тогда как постороннему взрослому человеку это очевидно. Например, девочке в Армении снился один и тот же сон, в котором к ней является Дева Мария и выводит всю семью на крышу гаража. Понятно, что таким образом во сне отражалась стратегия спасения и Дева Мария выступала в роли спасателя.

Действия или чувства, соответствующие переживаемым во время травмы.

Сюда относятся иллюзии, галлюцинации и так называемые "вспышки воспоминаний", когда перед мысленным взором, как в кино, проходят эпизоды травматического события, порой еще ярче и отчетливей, чем это было в действительности. Причем не важно, возникают эти явления наяву, или в просоночном состоянии, или же при интоксикации (например, под воздействием алкоголя или лекарств).

Вскоре после знаменитого болгаро-румынского землетрясения мне пришлось обедать с болгарами в гостинице "Орленок". Ресторан представлял собой большое помещение с огромными окнами, которые были не очень хорошо закреплены. Поэтому, когда началась гроза, при первом ударе грома они задребезжали. Что тут случилось с моими друзьями! Они смертельно побледнели, побросали еду на пол и, роняя по пути столы, бросились к выходу. Где-то на половине пути они спохватились, побежали назад, подхватили меня и, несмотря на отчаянное сопротивление, повлекли к выходу, объясняя, что спасут меня даже против моей воли.

Должно было пройти длительное время, чтобы они пришли в себя, осознав, что никакого землетрясения не было и в помине. Но еще долго их била дрожь.

Интенсивные негативные переживания при столкновении с чем-то, напоминающем (символизирующим) травматическое событие.

. Физиологическая реактивность, если что-то напоминает или символизирует травматическое событие: спазмы в желудке, головные боли, и др. Так, если девочку изнасиловали в лифте, ее каждый раз бросает в пот, когда она туда входит.

. Упорно избегается все, что может быть связано с травмой: мысли или разговоры, действия, места или люди, напоминающие о травме (вышеупомянутая девочка стала избегать пользоваться лифтом).

. Появляется неспособность вспомнить важные эпизоды травмы, т.е. человек не может вспомнить некоторые эпизоды из того, что с ним происходило.

. Выражено снижение интереса к тому, что раньше занимало, человек становится равнодушным ко всему, его ничто не увлекает.

. Появляется чувство отстраненности и отчужденности от других, ощущение одиночества.

. Притупленность эмоций - неспособность переживать сильные чувства (любовь, ненависть и др.)

. Появляется чувство укороченного будущего, т.е. короткая жизненная перспектива, когда человек планирует свою жизнь на очень небольшое время. Ребенок не может представить себе, что у него будет долгая жизнь, семья, карьера, дети и т.д. Работая с детьми из различных регионов нашей страны, я увидела, что многие из них ожидают скорого конца света. В зависимости от особенностей региона одни убеждены, что взорвутся резервуары с хлором, у которых истек срок годности, другие ждут радиационного заражения или геноцида. Многие дети, живущие в зараженной зоне, убеждены, что скоро должны умереть.

Появляются упорные симптомы ниже перечисленной группы:

Проблемы со сном (бессонница или прерывистый сон).

Человека посещают ночные кошмары, есть основания считать, что он сам невольно противится засыпанию и именно в этом причина его бессонницы: человек боится заснуть и вновь увидеть этот сон. Регулярное недосыпание, приводящее к крайнему нервному истощению, дополняет картину травматического стресса. Бессонница также бывает вызвана высоким уровнем тревожности, неспособностью расслабиться, а также непреходящим чувством физической или душевной боли.

Сон вообще относится к таким проявлениям, которые нарушаются в первую очередь при малейшем психологическом неблагополучии.

Раздражительность ила вспышка гнева.

Человек становится конфликтным, со всеми ссорится, часто предпочитает решать споры, применяя насилие. Даже когда человек хочет контролировать свое поведение, у него ничего не получается. Один девятилетний мальчик мне признался, что теперь он стал "сумасшедшим": "Иногда мне кажется, что я могу убить того, кто на меня сердит".

Нарушение памяти и концентрации внимания.

Человек испытывает трудности, когда требуется сосредоточиться или что-то вспомнить. В некоторые моменты концентрация внимания может быть великолепной, но стоит появиться какому-либо стрессовому фактору, как человек теряет способность сосредоточиться. У детей это нарушение порой достигает такой выраженности, что их успехи в обучении сильно ухудшаются. Отличники становятся двоечниками, очень болезненно переживая это.

Сверхбдительность.

Человек пристально следит за всем, что происходит вокруг, словно ему угрожает постоянная опасность. Но это опасность не только внешняя, но и внутренняя - она состоит в том, что нежелательные травматические впечатления, обладающие разрушительной силой, прорвутся в сознание. Часто сверхбдительность проявляется в виде постоянного физического напряжения. Человек напряжен, подтянут, словно готов в любой момент отразить внешнюю или внутреннюю угрозу.

Это физическое напряжение, которое не позволяет расслабиться и отдохнуть, может создать немало проблем. Во-первых, поддержание такого высокого уровня бдительности требует постоянного внимания и огромных затрат энергии. Во-вторых, человеку начинает казаться, что это и есть его основная проблема. И как только напряжение удастся уменьшить и расслабиться, все будет хорошо.

На самом деле хорошо не будет. Мне пришлось работать с молодой девушкой, у которой погибли мать и два брата. Она жаловалась, что ей никогда не удается расслабиться. Поэтому она решила найти гипнотизера, чтобы тот ее расслабил. Наконец ей это удалось. Она смогла расслабиться, но в тот, же вечер у нее начались сильнейшие приступы, напоминающие эпилептические припадки. Она рассказывала, что в этот самый момент ей показалось, что на нее нахлынули ужасные воспоминания и погребли ее под собой. Она потеряла сознание, как бы отключилась, так как воспоминания были ужасны.

Из этого примера, очевидно, что физическое напряжение может выполнять защитную функцию - защищает наше сознание, и нельзя убирать психологическую защиту, пока не уменьшилась интенсивность переживаний. Когда же это произойдет, физическое напряжение уйдет само.

Преувеличенное реагирование

При малейшем шуме, стуке и т.п. человек вздрагивает, бросается бежать, громко кричит и т.д. Такое преувеличенное реагирование привело к новым жертвам после землетрясения. Тогда за самым сильным толчком следовали другие, более слабые и не опасные. Но люди, почувствовав толчки, выбрасывались из окон, разбиваясь насмерть.

Когда мы говорим, что тот или иной человек страдает посттравматическими нарушениями, что мы имеем ввиду? Прежде всего, то, что человек пережил травмирующее событие, т.е. с ним произошло что-то ужасное и у него есть некоторые из перечисленных симптомов. Но мы должны учитывать, что такое событие - лишь часть общей картины, внешнее обстоятельство, которое сыграло свою роль в болезненном процессе. Другая сторона посттравматического стресса относится к внутреннему миру личности и связана с реакцией человека на пережитые им события. Все мы реагируем по-разному: трагическое происшествие может нанести травму одному и почти не затронет психику другого. Очень важно также, в какой момент происходит событие: один и тот же человек в разное время и в разном возрасте может реагировать по-разному.

Итак, человек пережил одно или несколько травмирующих событий, которые глубоко затронули его психику. Эти события резко отличались от всего предыдущего опыта и причинили настолько сильные страдания, что человек отвечал на них бурной отрицательной реакцией. Нормальная психика в такой ситуации, естественно, стремится смягчить дискомфорт: человек коренным образом меняет свое отношение к окружающему миру, стараясь сделать свою жизнь хоть немного легче, а это, в свою очередь, вызывает психическое напряжение.

Когда же у человека нет возможности разрядить возникшее внутреннее напряжение, его тело, его психика находят способ "сжиться" с ним, приспособиться к нему. Так же человек приспосабливается к своей болезни - бережет больную руку, не наступает на больную ногу. Его походка становится не совсем естественной, появляется хромота. Как хромота является симптомом, что человек приспособился к своей больной ноге, так и симптомы травматического стресса, которые иногда выглядят как психическое отклонение, на самом деле не что иное, как способы поведения, связанные с пережитыми событиями.

Механизмы возникновения посттравматического стресса

Если представить личность человека в виде концентрических кругов, то в самом центре располагается ядро "Я", или самотождественность. Это то, благодаря чему при самых разнообразных обстоятельствах и изменениях мы остаемся самими собой. Следующий круг - это схема тела, самым тесным образом связанная с ядром "Я" и также составляющая одну из базовых характеристик личности.

Схема тела у человека начинает формироваться чрезвычайно рано и играет важную роль в дальнейшей жизни. Она включает в себя и образ своего тела, и его ощущение, и оценку. Все это начинает возникать у младенца вместе с родительскими прикосновениями. Ребенок, к которому не прикасались, которого не гладили и не ласкали, как это бывает иногда у детей в доме малютки, впоследствии может иметь серьезные психологические нарушения, называемые "госпитальным синдромом". Так, они не могут выражать своих чувств, их эмоциональная сфера обеднена, они не понимают, не чувствуют других людей.

Надо отметить, что образ тела и его восприятие редко бывают связаны с реальными параметрами. Красивый человек может видеть себя и чувствовать уродливым, а не слишком-то красивый считать, что он - вполне. Особенно важно, что и отношение окружающих зависит от того, каким человек себя видит.

Люди с гармоничной схемой тела чрезвычайно привлекательны. У них гармоничная жестикуляция, они в ладах со своим телом, и оно слушается хозяина. Такие люди, как правило, фотогеничны. Причем не имеет никакого значения рост, вес, размер ушей и т.п. Человек же с нарушенной схемой тела угловат, неловок, видит свою внешность хуже, чем она есть на самом деле.

Чем дальше концентрические круги от центра, тем более поверхностным и изменяемым личностным слоям они соответствуют. Так, одним из самых дальних кругов могут быть межличностные и социальные взаимодействия. Самый внешний круг - это психологические защиты. Также как кожа, они защищают наше тело от проникновения инородных тел.

Наносимая психологическая травма проникает в один из слоев, разрушая психологические защиты, пробивает брешь в них. Чем сильнее травма, тем более глубинные личностные слои она затрагивает и тем более тяжелые и длительные последствия вызывает.

Самый глубокий слой - ядро "Я", как правило, остается не затронутым. Но иногда травма, пережитая в раннем возрасте, особенно если это касается сексуального насилия, проникает очень глубоко, нарушая схему тела - одну из базовых составляющих образа "Я". В этом случае возможны настолько тяжелые последствия, что возникает опасность психического заболевания.

Психологическую травму можно сравнить с занозой. Так же как заноза нарушает поверхностный защищающий слой кожи, так и травма нарушает целостность психологических защит. Что человек может сделать с занозой? Взяв иголочку, попытаться ее вынугь. Это больно, неприятно и требует определенного мужества. Поэтому возможен другой путь - попытаться залечить кожный покров, не трогая занозу. Это менее болезненно, но проблема не решается, заноза осталась в теле.

Та же стратегия применима и к психологической травме. В одном случае человек может проработать травматическое переживание, принять его, сделав частью своей биографии, и постараться вынести из этого, пусть и печального, опыта личностное знание. Этот путь очень сложен и болезнен, но дает очень хороший результат. Но если занозу можно вытащить, то с психологической травмой это проделать практически невозможно. Когда-то полученная, она навсегда сохраняется в памяти, становится фактом жизненного пути. И даже если это произошло так давно, что человек об этом не помнит, все равно остается след эмоционально - значимых воспоминаний.

Между тем, получивший травму человек часто пытается сделать с ней то же, что и с занозой - что-то такое, чтобы все было как прежде. Тогда он говорит себе: "Я стараюсь забыть то, что со мной произошло", "Мне надо взять себя в руки", "Мне надо успокоиться, отвлечься, и тогда все забудется". То есть сделать так, чтобы травма перестала причинять душевную боль, избавиться от болезненных впечатлений, не меняя ничего в себе. По сути дела человек как бы отделяет от себя свои болезненные переживания, инкапсулирует их, как бы помещая в "контейнер". Это сходно с тем, как человек складывает в запирающийся дальний ящик стола письма от любимого человека, с которым он давно расстался. Он не хочет, да и не может их выбросить, так как это его прошлое, его жизнь. С другой стороны, они ранят его, напоминая, может, не о самых счастливых моментах переживаний. Поэтому он прячет их очень далеко, да еще и запирает, убеждая себя, что ему удалось справиться со своими чувствами и забыть. Но каждый раз, когда он натыкается на старые письма, боль возвращается снова.

Так же функционирует и "контейнер". "Контейнер" - это психологическое образование, обеспечивающее психологическую защиту от внедрения в сознание травматических впечатлений. В "контейнер" заключены травматические переживания чрезвычайно негативные, я бы даже сказала, разрушительные: гнев, вина, страх и др. Эти чувства энергетически заряжены очень сильно. Поэтому внутри "контейнера", как джин в бутылке, заключена агрессивная энергия, которая не нашла своего выхода в момент переживания травмы.

Травмированный человек, переживший чрезвычайно сильные и разрушительные эмоции, больше всего на свете боится их повторения. Но эти эмоции уже возникли и "бережно" сохраняются в "контейнере", не имея свободного выхода. Если же им удается вырваться наружу, травмированный человек, как правило, теряет контроль над собой. Зная это, он вынужден предпринимать титанические усилия, чтобы "контейнер" не расконсервировался и разрушительные сверхсильные эмоции не вырвались наружу.

Личность, имеющая "контейнер", большую часть времени может казаться и себе и другим вполне благополучной и здоровой, так как на первый взгляд полученная рана зажила и как будто не напоминает о себе.

Однако любой стимул, ассоциирующийся с травматической ситуацией (запах, звук и т.д.), мгновенно оживляет все переживания, и человек вновь и вновь вынужден погружаться туда, где больше всего на свете не хотел бы оказаться. Тогда возникает то, что называется "неконтролируемое опорожнение контейнера" - человек ощущает, что захлестнут чувствами, и для окружающих выглядит в этот момент как сумасшедший. Его, что называется, "несет". Иногда в эти моменты он может совершать непоправимые поступки, о которых будет сожалеть в дальнейшем.

Такие состояния кажутся пугающими не только для окружающих, но и для самого человека. Он думает, что сошел с ума. Если это случается с ребенком, родители ведут его к психиатру, который находит ребенка вполне нормальным, прописывает какие-нибудь успокоительные, а через некоторое время все повторяется вновь.

Поэтому человек вынужден защищать свой "контейнер" от того, чтобы случайно не наткнуться на соответствующий стимул, - он вынужден постоянно быть внимательным и избегать всего, что может напомнить травматическую ситуацию. Это очень утомительно и требует больших затрат энергии. Это и есть та самая "сверхбдительность", о которой говорилось выше.

Естественно, что человек, тем более ребенок, не может быть внимательным ко всему на свете. Как известно, объем нашего внимания очень ограничен. Поэтому ребенок, переживший травму, становится рассеянным, у него ухудшается память, внимание на уроке, а отсюда - ухудшение учебы, снижение оценок.

Ребенок сам это замечает и с грустью сообщает психологу: "Я теперь уже, наверное, никогда не смогу учиться хорошо. У меня просто не получится". А уж если его ругают и упрекают за это, он переживает вдвойне, не имея возможности самому что-либо изменить. Поэтому-то так важно понимание учителями и родителями того, что происходит с ребенком, и желание, а главное - знание, как ему можно помочь.

Поддержание "контейнера" со временем требует все больше и больше сил, и в конце концов может получиться так, что вся энергия человека начнет уходить на это, истощая его. Отсюда переутомление, бессонница, раздражительность, нарушения внимания, памяти и др. Человек истощается в борьбе с самим собой.

"Контейнеры" имеют свойство сливаться. Так, если кто-то в детстве подвергся насилию, а впоследствии прошел войну в Афганистане, то его травматические переживания не составляют два отдельных эпизода. Они объединяются, и в итоге создается одна, но многокомпонентная, большая травма, в основе которой, например, идея о том, что все люди вокруг насильники.

Если психологическая защита "контейнера" достаточно сильна, то все эмоциональное напряжение как бы уходит внутрь, влияя на физическое здоровье. В этом случае возникают так называемые психосоматические нарушения, расстройства, т.е. болезни на "нервной почве". Поэтому люди, перенесшие психологическую травму, часто имеют проблемы с физическим здоровьем. Причем есть связь между телесными проблемами и типом травмы. Например, нарушения питания у жертв орального насилия.

В состоянии стресса у человека, как известно, повышается уровень адреналина в крови. Но есть еще одно вещество, которое выбрасывается в кровь при травматических стрессах. Это так называемые эндорфины - вещества, выполняющие роль внутренних успокоительных средств (стресс-лимитирующие системы). При долговременных или при травматических стрессах количество эндорфинов не может поддерживаться на необходимом уровне, со временем его производство истощается. Тогда человек испытывает необходимость в искусственных успокоительных средствах, таких, как алкоголь, наркотики, успокоительные таблетки и т.п. (кстати, в эту группу входит и никотин). Поэтому увеличение потребления алкоголя или выкуренных сигарет после пережитой травмы может определять начавшееся развитие посттравматического стресса. Дети в подобных случаях прямо просят у взрослых успокоительные средства.

Возникновение "контейнеров" приводит к нарушению целостности личности, и в особо тяжелых случаях может возникать так называемая "множественная личность", когда параллельно сосуществуют, как минимум, две личности, совершенно не похожие друг на друга: одна - хорошая, здоровая, другая - больная, травмированная. Это нельзя называть в полной мере раздвоением личности, но каждая из этих частей живет своей собственной жизнью и совершает свои собственные поступки, которые непонятны или не принимаются другой частью, а иногда даже пугают ее.

Тема диссоциированной личности с недавних пор становится самой модной в американской литературе и кинематографе. Например, известен роман (и снятый по нему фильм) Стивена Кинга "Темная половина" о том, как диссоциированная, больная, травмированная часть личности героя начинает свое собственное независимое существование, пытаясь разрушить здоровую часть.

Основные клинические симптомы ПТСР

Переживания людей, испытавших стихийные бедствия, катастрофы, войну, если даже они не получили телесных повреждений, бесследно не проходят. Для их понимания необходим анализ индивидуальной, групповой, семейной и общественной перспективы развития «посттравматической» ситуации. Он свидетельствует о том, что иногда спустя даже несколько лет после пережитой жизнеопасной ситуации развиваются связанные с ней различные невротические и патохарактерологические стигмы, на фоне которых нередко формируются выраженные патологические состояния. «Накопление невротизирующих механизмов» и их отдаленная активация от значимого для человека психогенного события является отражением общих закономерностей формирования функциональных возможностей индивидуального барьера психической адаптации и их нарушений под влиянием, на первый взгляд, тех или иных незначительных факторов. Нередко эти факторы служат лишь пусковым механизмом, «раскручивающим» предуготовленный предшествующей индивидуальной историей конгломерат биологических и социально-психологических взаимодействий. В результате «на клиническом уровне» возникают те или иные формы и варианты психической дезадаптации, сопровождающейся пограничными состояниями. Отличие ПТСР в том, что они возникают у большого числа людей после пережитой ими общей, объединяющей, внезапно развившейся жизнеопасной ситуации, последствия которой, несмотря на порой значительную временную давность, продолжают сохраняться в качестве индивидуально значимой психогении.

Данные эпидемиологического анализа ПТСР свидетельствуют о том, что их распространенность колеблется от 1 до 12 % среди общей популяции и достигает 30 % среди населения, подвергшегося влиянию бедствия или катастрофы (Ursano R., Mc Caughey, 1994). Впервые ПТСР были описаны в США на основе длительного изучения психического состояния солдат американской армии, вернувшихся после войны во Вьетнаме (Figley Ch., 1978). При этом были выделены основные клинические симптомы, объединяющие ПТСР и отделяющие их от других пограничных состояний. В настоящее время к их числу относят:

. Немотивированная бдительность. Человек пристально следит за всем, что происходит вокруг, словно ему угрожает опасность.

. «Взрывная реакция». При малейшей неожиданности человек делает резкие движения (бросается на землю при звуке низко летящего вертолета, резко оборачивается и принимает боевую стойку, когда, кто-нибудь приближается к нему из-за спины).

. Притупленность эмоций и агидония (отсутствие чувства удовольствия, радости жизни). Бывает, что человек полностью или частично утратил способность к эмоциональным проявлениям. Ему трудно устанавливать близкие и дружеские связи с окружающими, ему недоступны радость, любовь, творческий подъем, игривость и спонтанность.

. Агрессивность. Стремление решить проблемы с помощью грубой силы. Хотя, как правило, это касается физического силового воздействия, но встречается также психическая, эмоциональная и вербальная агрессивность. Попросту говоря, человек склонен применять силовое давление на окружающих всякий раз, когда, хочет добиться своего, даже если цель не является жизненно важной.

. Нарушения памяти и концентрации внимания. Человек испытывает трудности, когда, требуется сосредоточиться или что-то вспомнить, по крайней мере, такие трудности возникают при определенных обстоятельствах. В некоторые моменты концентрация может быть великолепной, но стоит вмешаться какому-либо стрессовому фактору, как человек уже не в силах сосредоточиться.

. Депрессия. В состоянии посттравматического стресса депрессия достигает самых темных и беспросветных глубин человеческого отчаяния. Когда, кажется, что все бессмысленно и бесполезно. Этому чувству депрессии сопутствует нервное истощение, апатия и отрицательное отношение к жизни.

. Общая тревожность. Проявляется на физиологическом уровне (ломота в спине, спазмы желудка, головные боли), в психической сфере (постоянное беспокойство и озабоченность, «параноидальные» явления, - например, необоснованная боязнь преследования), в эмоциональных переживаниях (постоянное чувство страха, неуверенность в себе, комплекс вины).

. Приступы ярости. Не приливы умеренного гнева, а именно взрывы ярости, по силе подобные извержению вулкана. Многие пациенты сообщают, что такие приступы чаще возникают под воздействием наркотических веществ, особенно алкоголя. Однако они бывают и в отсутствие алкоголя или наркотиков, так что было бы не верно считать опьянение главной причиной этих явлений.

. Злоупотребление наркотическими и лекарственными веществами. В попытке снизить интенсивность посттравматических симптомов многие пациенты употребляют марихуану, алкоголь и (в меньшей степени) другие наркотические вещества. Важно отметить, что среди лиц страдающих ПТСР существует еще две большие группы: те, кто принимает только лекарственные препараты, прописанные врачом, и те кто вообще не принимает ни лекарств, ни наркотиков.

. Непрошеные воспоминания. Наиболее важный симптом, дающий право говорить о присутствии ПТСР. В памяти пациента внезапно вспыхивают жуткие, безобразные сцены, связанные с травмирующим событием. Эти воспоминания могут возникать как во сне, так и во время бодрствования.

Непрошеные воспоминания, проходящие во сне, называют ночными кошмарами. Сны такого рода бывают, как правило, двух типов: первые, с точностью видеозаписи, передают травмирующее событие так, как оно запечатлелось в пережившего его человека; во снах второго типа обстановка и персонажи могут быть совершенно иными, по крайней мере некоторые из элементов (лицо, ситуация, ощущение) подобны тем, которые имели место в травмирующем событии. Человек пробуждается от такого сна совершенно разбитым, его мышцы напряжены, он весь в поту.

Такие сновидения являются, пожалуй, самым пугающим аспектом ПТСР для пациента и люди редко соглашаются говорить об этом.

. Галлюцинаторные переживания. Это особая разновидность непрошеных воспоминаний о травмирующих событиях с той разницей, что при галлюцинаторном переживании память о случившемся выступает на столько ярко, что события текущего момента как бы отходят на второй план и кажутся, менее реальными, чем воспоминания. В этом «галлюцинаторном», отрешенном состоянии человек ведет себя так, словно он снова переживает прошлое травмирующее событие; он действует, думает и чувствует так же, как в тот момент, когда, ему пришлось спасать свою жизнь.

Галлюцинаторные воспоминания свойственны не всем пациентам: это всего лишь разновидность непрошеных воспоминаний, для которых характерна особая яркость и болезненность.

. Бессонница (трудности с засыпанием и прерывистый сон). Когда, человека посещают ночные кошмары, есть основания считать, что он сам невольно противится засыпанию, и именно в этом причина его бессонницы: человек боится заснуть и вновь увидеть этот сон. Регулярное недосыпание, приводящее к нервному истощению, дополняет картину посттравматического стресса. Бессонница также бывает вызвана высоким уровнем тревожности, неспособностью расслабиться, а также не проходящим чувством душевной и физической боли.

. «Вина выжившего». Чувство вины из-за того, что выжил в тяжелых испытаниях, стоивших жизни другим, нередко присуще тем, кто страдает от «эмоциональной глухоты» (неспособности переживать радость, любовь, сострадание и т.д.) со времени травмирующих событий.

Каждый из перечисленных критериев не является специфическим только для ПТСР, однако, соединенные вместе, они составляют достаточно типичную клиническую картину. Выделение ПТСР как особой группы пограничных состояний имеет значение для прогнозирования их развития после того или иного события и для разработки необходимых в этих случаях специальных профилактических и реабилитационных программ.

Механизмы стресса

Согласно Селье, стрессовую реакцию можно разделить на три условные фазы:

) тревоги;

) сопротивления;

) истощения.

Автор считал, что стрессоры вызывают стереотипный, автоматизированный ответ, начиная с активации гипоталамуса, повышения активности гипофиза и надпочечников с одновременным включением симпатического отдела вегетативной нервной системы. Относительно того, как стрессовый фактор достигает гипоталамуса, нет единой точки зрения. Некоторые авторы считают, что стрессор через соответствующие анализаторные структуры воздействует на кору головного мозга. Далее через таламус сигнал поступает к гипоталамусу и параллельно - в ретикулярную формацию, которая является «связующим звеном» между сознанием и телом. В таком случае физический по природе стрессор, так же как и психологический стрессор, может влиять на когнитивные процессы, запуская одни и те же психофизиологические механизмы, независимо от природы стрессора. В то же время существуют данные о том, что информация о стрессорах, воспринимаемых зрением, поступает прямо к гипоталамусу по специальному зрительному тракту. В любом случае ни у кого не возникает сомнения, что ретикулярная формация, гипоталамус и лимбические структуры принимают непосредственное участие в развитии стрессовой реакции; в осознании стрессора и формировании необходимой адекватной реакции принимает участие весь мозг, включая и вегетативную нервную систему. Всегда необходимо помнить о понимании мозга как части целостной нейроэндокринной системы, управляющей нашей психикой и поведением. Во многих современных работах развиваются новые представления о гормональных механизмах и пептидной регуляции дистрессовых состояний, вплоть до молекулярных механизмов стресса, включенности тех или иных медиаторных систем. Итак, по-видимому, под влиянием Селье, недооценивавшим роль ЦНС, основной акцент в изучении стресса делался на исследованиях механизмов дистресса, вегетативной и гормональной регуляции. В то же время роль ЦНС в возникновении стрессовой реакции или недооценивалась, или вообще игнорировалась. В 20-е гг. XX в., после работ У. Кеннона, постепенно пришло понимание, что управляющим органом является нейроэндокринная система, где некоторые нейроны ЦНС выполняют нейроэндокринные функции. П. К. Анохин, П. В. Симонов, К. В. Судаков и многие другие исследователи стали обращать внимание на важную роль ЦНС в развитии как стресса, так и дистрессовых состояний и связанных с ними психосоматических заболеваний. Основные структуры мозга, участвующие возникновении стресса, - лобная кора и лимбические структуры; вегетативный компонент реализуется через гипоталамус и центры продолговатого мозга. В работах Симонова подчеркивается роль передних отделов коры, гиппокампа, миндалины и гипоталамуса в возникновении эмоций. Такое сходство структур, участвующих в генезе разных по функции стресса и эмоций, не должно смущать. Вес эти структуры чрезвычайно гетерогенны и полифункциональны. Если функциональной единицей мозга является распределенная система, тогда тесно связанные функции могут обеспечиваться разной системой модулей через взаимодействующие интегративные зоны в одних и тех же структурах. Так, функции гипоталамуса не ограничиваются регуляцией деятельности эндокринной системы. Являясь основным подкорковым центром управления вегетативной нервной системой, гипоталамус принимает участие в регуляции деятельности сердечнососудистой системы, терморегуляции, обмена веществ, управляет функциями сна и бодрствования, стрессовых и эмоциональных систем. Но остановимся на механизмах, которые хорошо изучены. Когда индивид сталкивается со стрессором, гипоталамус активирует эндокринную систему и вегетативную нервную систему. Эта активация может осуществляться как через нервные пути, так и гуморальным путем. От передней доли гипоталамуса по прямому нервному пути происходит активация гипофиза, который вырабатывает окситоцин и вазопрессин. Кроме того, эта доля гипоталамуса вырабатывает тиреотропный релизинг-гормон. Этот гормон, в свою очередь, действует на гипофиз таким образом, что там начинается выработка тиреотропного гормона. Последний гуморально активирует щитовидную железу, которая начинает производить тироксин, выбрасываемый в кровь. Задняя доля гипоталамуса через симпатический отдел вегетативной нервной системы активирует мозговое вещество надпочечников, которые начинают вырабатывать большие дозы адреналина и норадреналина, поступающие в кровь. Последние гормоны объединяются в группу метаболических гормонов, так как непосредственно активируют клеточный метаболизм. Передняя доля гипоталамуса при продолжении действия стрессора, помимо нервного пути воздействия, оказывает на гипофиз и гуморальное воздействие - производит кортикотропный релизинг-гормон, который действует на гипофиз, заставляя его производить аденокортикотропный гормон. Он, в свою очередь, действуя на кору надпочечников, приводит к выбросу кортикоидных гормонов, одним из представителей которых является кортизол - «гормон стресса» и альдостерон. Основная функция кортизола - повышение уровня сахара в крови - резко усиливает клеточный метаболизм, подготавливая нас к борьбе со стрессором. Альдостерон поднимает артериальное давление, обеспечивая быстрейшее поступление кислорода и питательных веществ к активным структурам организма. Исследования последних лет позволили выделить анатомически самостоятельные структуры системы стресса, к которым отнесено голубое пятно в заднем мозге. Эта зона богата нейронами, вырабатывающими норадреналин. Вторая структура - паравентрикулярное ядро гипоталамуса (основной производитель кортиколиберина). Нейроны гипоталамуса, вырабатывающие кортиколиберин, регулируются в основном нейронами, которые содержат норадреналин и находятся в заднем мозге. Эти кортиколибериновые и норадреналиновые системы нейронов являются «узловыми станциями» системы стресса. Они соединяются с большим мозгом посредством связей, включающих нейроны, выделяющие дофамин, и проецируются в мезолимбический дофаминовый тракт, что позволяет им участвовать в регуляции мозговых систем мотивации и подкрепления. Обнаруженная связь нейронов, выделяющих кортиколиберин, с миндалиной и гиппокампом важна для извлечения из памяти и эмоционального анализа информации о тех внешних событиях, которые вызвали изменения стрессового уровня.

психологический стресс память внимание

Стадии стресса

Изучение стресса показало, что эта реакция протекает стадийно, характеризуется определенным комплексом изменений в нейроэндокринной системе и оказывает влияние на уровень неспецифической резистентности организма, его воспалительный потенциал и обмен веществ. Через 6 ч после стрессорного воздействия развивается первая стадия стресса - «реакция тревоги», которая длится 24-48 ч. Эту стадию характеризует уменьшение тимуса, лейкоцитоз, определенное соотношение форменных элементов белой крови: лимфопения, анэозинофилия, нёйтрофилез и развитие кровоизлияний и язв в слизистой желудочно-кишечного тракта. В эндокринной системе - выброс в кровь адреналина надпочечниками, стимуляция секреции АКТГ гипофиза, приводящая к повышению секреции глюкокортикоидных гормонов коры надпочечников. Секреция минералокортикоидных гормонов угнетена. Угнетены также деятельность щитовидной и половых желез. В исследованиях как зарубежных, так и отечественных авторов была показана роль различных катехоламинов (адреналина, норадреналина, дофамина) и их метаболизма в механизме развития стресса.

В чем же биологический смысл первой стадии - реакции тревоги? При встрече с сильным раздражителем основная задача - любой ценой получить энергию в короткие сроки, чтобы обеспечить необходимые условия для «битвы» или «бегства». Быстрый выброс энергии мобилизуется адреналином и глюкокортикоидами даже невыгодным путем за счет распада жиров, углеводов и белков (прежде всего, лимфоидной ткани). Глюкокортикоиды в больших количествах угнетают тимус, лимфатические железы, производство лимфоцитов, иммунные реакции, а также оказывают противовоспалительное действие, т. е. подавляют деятельность защитных систем организма (известно, что воспалительная реакция в процессе эволюции возникла как защитная реакция). Минералокортикоидные гормоны, которые оказывают противоположное влияние на течение воспалительного процесса, напротив, угнетены. Эти изменения биологически целесообразны, так как защитный ответ, адекватный большой силе раздражителя (например, воспалительная реакция), мог бы привести организм к гибели. Если бы не развивалась иммунодепрессия, то при стрессе в условиях повреждения тканей в постстрессорный период могли бы возникнуть аутоиммунные заболевания. Поэтому вначале организму приходится не усиливать а ослаблять свой ответ. Складывается парадоксальное, на первый взгляд, положение: в ответ на действие сильного раздражителя активность основных защитных систем не нарастает, а напротив, подавляется. Таким образом, изменения в эндокринной системе в реакцию тревоги представляют собой, по сути дела, не «призыв к оружию», а «призыв к разоружению», так как приводят к подавлению активности защитных систем организма. Вместе с этим повышается артериальное давление и свертываемость крови - это обеспечивает готовность к борьбе и возможным кровотечениям при ранениях. Иные же функции, например пищеварения, так же как и активность других желез внутренней секреции (половых, щитовидной), ненужные для непосредственной борьбы с сильным раздражителем,- подавлены. Все эти приспособительные изменения, происходящие в первую стадию стресса, могут вызвать тяжелые последствия в организме, особенно в условиях гипокинезии и гиподинамии, когда изменения, присущие стрессу, не реализуются на мышечную работу. Поэтому необходимо помнить, что реакция тревоги - это типичный пример того случая, когда защита достигается ценой повреждения.

После реакции тревоги наступает стадия резистентности, т. е. стадия устойчивости. Селье установил, что в этой стадии устойчивость организма к вредным воздействиям повышена. Что же касается состояния желез внутренней секреции, то такого подробного описания их деятельности, как в стадии тревоги, не имеется. Отмечается, что происходит некоторая нормализация деятельности желез внутренней секреции и тимико-лимфатической системы, а иногда даже повышение функциональной активности желез, угнетенных в первую стадию реакции.

Но как представить себе, почему вслед за реакцией тревоги, т. е. на фоне угнетения защитных систем организма, формируется без каких-либо дополнительных воздействий стадия резистентности, т. е. происходит нормализация или даже повышение устойчивости? Известно, что в ЦНС под влиянием сильных раздражителей развивается резкое возбуждение, которое затем сменяется запредельным торможением - «крайней мерой защиты» по И. П. Павлову. При запредельном торможении чувствительность центральных нервных аппаратов снижается. Создается впечатление, что именно благодаря этому падающие на организм другие сильные воздействия уже воспринимаются не как сильные, и тем самым устойчивость организма повышается. Переход стадии тревоги в стадию резистентности связан с развитием в ЦНС запредельного торможения.

Селье показал, что если раздражитель (стрессор) очень сильный или повторяется, то стадия резистентности переходит в стадию истощения. Сильное или длительное напряжение приводит к повторному угнетению защитных систем организма. Характер деятельности эндокринных желез очень близок к тому, что наблюдается при реакции тревоги: глюкокортикоиды преобладают над минералокортикоидами, снижена активность щитовидной железы и половых желез, угнетена тимико-лимфатическая система, система соединительной ткани, иммунная система. Однако, если при реакции тревоги отмечается резкое повышение секреции АКТГ и глюкокортикоидных гормонов, то в течение стадии истощения секреция глюкокортикоидов начинает снижаться и, наконец, тоже падает. Таким образом, стадия истощения еще в большей степени, чем стадия тревоги, является примером состояния, когда сохранение жизни достигается ценой повреждения. В наиболее тяжелых случаях эта стадия может привести к гибели.

Дистресс и болезни

Начальные стадии развития дистресса, возникающие при длительных действиях различных стрессоров и характеризующиеся дискомфортными соматическими нарушениями, а также сказывающиеся на психологическом состоянии человека, называют пограничными состояниями. Проявляются симптомы этих состояний строго индивидуально и выражаются в повышенной тревожности, не присущей данному человеку раздражительности, повышенной конфликтности. У таких людей нарушается сон: возникает бессонница, нарушается структура сна. Могут появляться периодические сердечные боли, похожие на боли при инфаркте миокарда. Часто появляются симптомы невротических реакций, депрессивное состояние в легкой форме, усиливается потоотделение, возникает одышка, головные боли, увеличивается мышечное напряжение и т. д. Все эти симптомы могут встречаться у человека, образуя диагностический симптомокомплекс. Особенностью этой стадии является «маскировка» под то или иное серьезное заболевание, что заставляет человека обращаться в различные диагностические центры терапевтической направленности, пока он не встретит опытного психолога или психиатра. К сожалению, развитие дистрессового состояния может приводить и к более серьезным последствиям. Мощнейшим стрессором для большей части населения нашей страны стал распад Советского Союза. В 1990-е гг. средняя продолжительность жизни мужчин упала до 54 лет. На 40% возросла смертность от кардиоваскулярных заболеваний, повысилась общая смертность. В это время на фоне общей политической и экономической нестабильности в России, неопределенности будущего заговорили об экопсихологической катастрофе населения. Превышение смертности над рождаемостью, разводов над браками, ежегодное уменьшение населения России позволяет говорить о том, что действие глобальных стрессоров на людей нашей страны сохраняется и в настоящее время. Перейдем к тем болезням, которые возникают в организме под влиянием вредоносных стрессоров. Такие болезни называются психосоматическими. В их основе лежат психологические причины, которые не всегда легко распознать. Психосоматические болезни бывают психогенными и соматогенными. Психогенные болезни (бронхиальная астма) относятся к физическим болезням, вызываемым эмоциогенными стрессорами. Соматогенные болезни возникают тогда, когда стрессоры повышают восприимчивость организма к некоторым патогенным микроорганизмам или нарушают нормальное функционирование защитных систем организма. Примером соматогенных болезней может быть ряд аутогенных заболеваний и, возможно, рак.

Биологическая обратная связь (БОС)

БОС используется в регуляции состояния человека в экстремальных условиях трудовой деятельности. Однако этот же метод может быть применен в сочетании с другими релаксационными методами для снижения повышенного стрессового состояния. Это, прежде всего использование специального инструментария для отражения в сознании психофизиологических процессов, которые могут осознаваться человеком или протекать непроизвольно. В качестве такого инструментария обычно используется полиграфическая регистрация психофизиологических показателей в преобразованном виде, удобном для сознательного восприятия человеком. Например, при снятии ритмограммы на экране монитора появляется виртуальное пульсирующее сердечко. Поэтому БОС можно определить как процесс, в течение которого человек обучается оказывать определенное влияние на физиологические реакции, неподвластные произвольному контролю, и на реакции, которые можно легко регулировать, но процесс их регуляции нарушен в результате сильного или длительного стрессового воздействия.

БОС состоит из нескольких фаз: измерения физиологического параметра, перевода результатов измерения в понятную форму и обратной связи - передачи полученной информации человеку, обучающемуся контролировать процессы в своем организме. Измерение показателей и перевод их в понятную форму осуществляется с помощью полиграфической установки и соответствующего программного продукта, что позволяет ознакомить человека с ощущением расслабления и его физиологическими коррелятами. Обучившись правилам релаксации, человек сможет в дальнейшем конструктивно реагировать на действие стрессоров. Приборы БОС могут отражать степень овладения релаксационной техникой. БОС позволяет выделить образы, возникающие при визуализации и позволяющие человеку расслабляться.

Прежде чем использовать БОС на практике, надо было доказать, что те процессы, которые ранее считались непроизвольными, можно подчинить произвольному контролю. Было доказано, что человек способен изменять ритм сердцебиения, электропроводимость кожи, менять диаметр кровеносных сосудов и волновую активность мозга. Кроме этого, с помощью БОС можно регулировать мышечное напряжение, артериальное давление и ряд других параметров.

Эффективность БОС резко возрастает, когда обучающийся человек использует при этом релаксационные методики. Например, очень эффективно использовать методику дзен-терапии и метод визуализации приятных ассоциаций. До сих пор не вполне ясны психофизиологические механизмы воздействия сознания на протекание физиологических процессов в организме человека, но то, что люди умеют это делать, не вызывает сомнения.

Основным преимуществом использования БОС является объективное доказательство того, что мы умеем контролировать себя в большей степени, чем думаем. БОС показывает, что наше поведение, как и наша физиология, в достаточной мере зависит от нас самих.

БОС используется для улучшения психического и соматического здоровья людей: для успокоения детей с синдромом дефицита внимания и гиперактнвностью, в борьбе с бессонницей, при лечении дистонии, мигреней и головных болен. БОС очень эффективна при лечении пограничных состояний, других психических расстройств и психосоматических заболеваний. Фобии, тревожность, бессонница, алкоголизм и депрессии достаточно хорошо излечиваются с помощью БОС.

Стресс и копинги

Переживание стресса и управление им относятся к центральным, ключевым явлениям многих человеческих проблем внутри и вне области психопатологии. Под психическим стрессом понимается несоответствие между нагрузкой и имеющимися в наличии ресурсами, сопровождаемое такими эмоциями, как страх, гнев, удрученность и т. д. Вызванные или подавленные в связи с этим реакции, помогающие восстановить равновесие - копинг (coping - совладание), могут быть в той или иной мере соответствующими, т. е. адаптивными. Они считаются адаптивными, если содействуют достижению равновесия и в дальнейшем способствуют уменьшению или устранению вредных побочных воздействий (Perrez M., 1988). Курение как реакция на стресс, так же как и неконтролируемый выплеск гнева, служит примером несоответствующего средства для преодоления нагрузок (даже если это непосредственно эффективно) прежде всего из-за продолжительных социальных последствий. К центральной характеристике психологического профилактического или терапевтического копинг-вмешательства относится то, что предотвращаемые или преодолеваемые психические проблемы в полном смысле могут рассматриваться как проблемы переживания и переработки стресса. Коттон (Cotton G., 1990) считал, что для такого вмешательства прежде всего подходят:

) пациенты, которые хотят улучшить свое здоровье с профилактической целью, не имеющие при этом серьезных проблем;

) пациенты, которые страдают от перегрузок и у которых в зависимости от обстоятельств наблюдаются хроническая подавленность, депрессивное настроение, страх;

) пациенты, у которых развились вегетативные соматические нарушения, связанные с переживаниями и переработкой стресса. О профилактических вмешательствах для соответствующего влияния на нагрузку говорят, например, когда рассматривается вопрос, можно ли смягчить самоиндуцированные стрессоры путем снижения производственной перегрузки (Perrez M., 1990). Психологическая профилактика с целью укрепления здоровья при наличии стресса была разработана главным образом применительно к больным с коронарными сердечными заболеваниями, в большинстве случаев в рамках концепции так называемого поведения типа А.Важнейшие цели профилактического вмешательства для улучшения поведения в стрессовых условиях могут быть систематизированы по местонахождению источника стресса (вызванного самой личностью, вне личности), по известным важным для адаптации признакам стрессоров или по структурам задач, внутренне присущих ситуации перегрузки (копинг-задачи - coping-tasks). Прежде всего это:

1) влияние на внутренние контролируемые эмоциональные стрессоры;

2) влияние на внутренние контролируемые когнитивные стрессоры;

3) влияние на внешние контролируемые когнитивные стрессоры;

4) влияние на неконтролируемые стрессоры;

) влияние на многозначность.

Перре и Райхертс (Perrez M., Reicherts M., 1992) попытались сформулировать правила (условно-нормативные рекомендации) преодоления стресса и обосновать их эмпирически, а также рекомендовали поведение с учетом стрессорных признаков (например, контролируемость) и цели (например, решение проблемы).При воздействии на угнетающие эмоции важную роль играет способность к релаксации. Возможность расслабляться, субъективно и психологически влиять на мышечный тонус является важнейшим условием снятия возбуждения, вызванного страхом и гневом. Для этого лучше всего подходит метод прогрессирующей мышечной релаксации Джекобсона, широкое применение нашли также аутогенная тренировка и методы медитации. Для изменения неконтролируемого выражения гнева были разработаны поведенческие и когнитивные терапевтические приемы. При способности самостоятельно подавить гнев могут быть показаны тренинги самоутверждения и методы достижения социальной готовности. Обременяющие когниции также связаны с эмоциями, точнее, порождают их и могут привести к неблагоприятным последствиям. Поэтому изменение дисфункциональных когниций или построение функциональных когнитивных реакций там, где таковые отсутствуют, является обязательным компонентом каждого профилактического тренинга, направленного на улучшение поведения в условиях стресса. Там, где дисфункциональное преодоление стресса вызвано некомпетентностью обращения с поддающимися влиянию и решаемыми проблемами, что часто наблюдается у депрессивных пациентов, необходимо усилить способность адекватного воздействия на контролируемые ситуации, например с помощью тренинга социальной компетентности, тренинга самоутверждения или коммуникативного тренинга. Недостаток профессиональной компетентности обычно не является предметом профилактического психологического вмешательства. Если причина нагрузки неконтролируема и носит хронический характер, то в определенных случаях целесообразно избегать стрессоров, обходить их. Поэтому пациент должен научиться уклоняться от не поддающихся воздействию стрессоров, уходить от них, например, если это возможно, поменять место работы или не думать о событиях, на которые повлиять невозможно. Лазарус (Lazarus R. S., 1983) в этой связи говорит о "benefits denial" ("пользе от отказа"). Для ситуаций, в которых нерегулируемые стрессоры невозможно обойти, адекватным способом преодоления является их переоценка, придание им нового смысла. У людей с ограниченной возможностью переоценки нужно заново сформировать способность к преодолению, например с помощью методов когнитивного переструктурирования или рационально-эмоциональной психотерапии Эллиса (Ellis A., 1984). Поведение типа А характеризуется обычно недостаточным умением влиять на нерегулируемые стрессоры. Многозначность, частый отягчающий признак стрессоров, требует при определенных условиях адаптивной реакции в виде ее сокращения с помощью поиска информации. Это имеет смысл только тогда, когда информация может быть полезна для решения проблемы, например, когда перед неизбежной операцией пациент обдумывает все возможные побочные действия и факторы риска. Адекватный подход к многозначности основывается на способности перед поиском информации оценивать потенциальную пользу ее или вред, а также на толерантности к многозначности.В условиях жизни при наличии стресса терапевтические (в том числе и профилактические) вмешательства для подавления его требуют рациональных действий, которые предусматривают следующие процессы:

1) анализ проблемы (диагностическая фаза);

2) обдумывание средств и путей решения проблемы;

3) осуществление вмешательства;

) непрерывные усилия по оптимизации вмешательства.

Цель диагностики состоит в описании и объяснении проблемы. Сначала рассматриваются ведущие стрессоры и реакции на них на уровне:

1) поведения (активное влияние на стрессор, или пассивность, или побег и т. д.);

2) когниций (вид самокоммуникации в стрессовых ситуациях);

3) эмоций (какие типичные стрессовые эмоции проявляются);

4) возможных психологических реакций, если это кажется целесообразным и технически осуществимым (имеется яркий психологический образец).В качестве других параметров представляют интерес частота, интенсивность и продолжительность стрессоров, а также копинг-реакций. Следующая задача состоит в функциональном анализе стрессового поведения, его условий и психических и соматических воздействий. Пациент при этом должен быть в состоянии устанавливать связи. В качестве диагностических методов используются интервью, анкеты, систематическое самонаблюдение и возможные психологические измерения. После диагностической фазы определяются далекие и близкие цели вмешательства и методы их достижения. Разделение целей и методов продумывается так, чтобы терапевтическая работа была мотивированной для пациента, а это значит, что определенный успех должен быть в какой-то мере терапевтически запрограммирован. Вмешательство предусматривает в качестве первого шага в терапевтических сеансах умственную тренировку или ролевую игру, сопровождающиеся домашними заданиями. На более поздних фазах терапевтическая работа концентрируется на использовании опыта, приобретенного в повседневных ситуациях. Ее необходимо контролировать разными методами и по возможности непрерывно, чтобы можно было быстро обнаружить ухудшение или отсутствие положительного результата и изменить характер действий в адаптивном направлении. Эта адаптация при определенных обстоятельствах требует проведения новой диагностической фазы для лучшего анализа проблемы. В качестве методов стрессового вмешательства, по Коттону (1990), могут быть названы те, которые позволяют без ущерба здоровью и гибко перерабатывать нагрузки, а также сокращать ненужные нагрузки или избегать их. Различаются следующие формы терапии:

1) индивидуальная,

2) групповая,

3) библиотерапия.

С помощью последней стремятся улучшить поведение в условиях стресса через информацию и программы упражнений посредством коммуникативного воздействия книги. Наряду с социальной формой вмешательства могут быть использованы и когнитивно-поведенческие или физиологические. К физиологическим вмешательствам Дороти и Коттон (Dorothy H. G., Cotton G., 1990) относят, например, биологическую обратную связь, к когнитивным - самовербализационный тренинг, к поведенческим - тренинг компетентности (skill-training). Почти все методы вмешательства при стрессах не были разработаны специально для этого, а использовались и в других терапевтических целях. Неудивительно поэтому, что речь все время идет о поведенчески-когнитивной технологии, имеющей значение для регулирования поведения. Дисфункциональная обработка нагрузки обычно автоматизирована и поддерживается комплексными внутренними и/или внешними факторами, их усиливающими, например типичные реакции раздражительности, курение, депрессивное поведение как реакции на стресс. Адаптивные поведенческие привычки, которые следует заново выработать и довести до автоматизма, обычно представляют собой очень важную поведенческую цель, для реализации которой в большинстве случаев недостаточно знаний и мотивации, необходимо включение большого количества мотивирующих факторов, способствующих поддержанию целесообразного поведения. Для формирования нового желаемого поведения нужно выполнить ряд условий. Блёшль (Bloschl L. О., 1981) называет следующие:

1) формируемое поведение должно быть четко определено: каково исходное положение? Каковы конечные цели? (например, точное установление частоты курения, определенных физических нагрузок и причин для этого поведения или выяснение частоты, качества и интенсивности стрессоров и реакций на них);

2) разделение целей поведения на частичные или этапные;

) выбор и использование эффективных усилителей, которые последовательно применяются для целевого поведения (в качестве усилителей годится все, что достаточно мотивировано для создания и укрепления новых привычек, т. е. социальные и материальные усилители, первичные и вторичные усилители. Незначительная эффективность усилительной программы, как правило, указывает на использование неподходящего усилителя и / или на установление слишком высоких этапных целей); 4) планирование поддерживающей помощи, предусматриваемой терапевтами, куда входят поведенческие контракты и подключение посредников (членов семьи или других близких, поддерживающих вмешательство или оказывающих практическую помощь, облегчающую образование новых привычек); 5) планирование постепенного "высвечивания" методических приемов, к чему относится пошаговое введение искусственного усиления в естественное, предусмотренное развитие. При образовании привычек через усилительные программы поддержкой могут оказаться так называемые поведенческие контракты, или контингентные договоры - соглашение, в которое вступают пациент с психотерапевтом для достижения поведенческой цели. Описан ряд правил и принципов, оказавшихся полезными при таких договорах: конечная цель этих поведенчески - психологических стратегий мотивирования должна постоянно находиться под самоконтролем; цели поведения необходимо разделить на небольшие "шаги", а условия для награды должны быть ясными и привлекательными; переход от терапевтически контролируемых к контролируемым пациентами вмешательствам происходит посредством пошаговой передачи ответственности за выполнение договора под самоконтроль. О достижении цели самоконтроля говорит способность заключать поведенческие договоры с самим собой, когда поведенческие альтернативы содержат в себе конфликты для личности, что нормально при замене поддерживаемого самим пациентом или усиленного извне поведения, ведущего к риску. Как методический элемент самонаблюдение (self-monitoring) играет важную роль в различных обусловленных стрессом профилактических и терапевтических вмешательствах. Изменение поведения, ведущего к риску, или дисфункционального копинга предполагает тщательное самонаблюдение. Оно помогает самосознанию проблематичного поведения с количественных и качественных точек зрения (описательные функции), с тем чтобы пациент выучил условия дискриминации, предопределяющие поведение, ведущее к риску, например типичную чувствительность, которая связана с потребностью к курению. Подобная информация вносит вклад и в анализ условий, которые контролируют поведение, ведущее к риску (условно-аналитическая функция). Следующая функция самонаблюдения состоит в развитии эффектов вмешательства. На начальной стадии очень поучительным может быть самонаблюдение незначительной степени структурирования - записи в дневнике о событиях и проблемах поведения, связанных с ними. Несколько более высокая степень структурирования - умение запротоколировать разговоры с самим собой, самоинструкции и мысли в течение определенного промежутка времени, которые или предшествуют проблематичному поведению, или следуют за ним (как это, например, требуется для когнитивного и поведенческого анализа при изменении дисфункциональных самоинструкций или когниций). Протоколирование наблюдений, в том числе и непрерывный графический (для наглядности) перенос частот и всяческих изменений, само по себе имеет терапевтическую ценность, хотя только самонаблюдение обычно не создает длительных новых привычек. Курильщику можно, например, каждый раз, выкуривая с удовольствием сигарету, протоколировать время, обстоятельства, социальную ситуацию и эмоциональную чувствительность перед курением, во время и после него. Для точного охвата всех признаков рекомендуется систематический процесс самонаблюдения высокой степени структурирования. Он регулирует условия записи и подлежащие наблюдению признаки с помощью категорий, системы знаков или шкалы рейтинга. Высокоструктурированное самонаблюдение может быть облегчено вспомогательными электронными средствами. Перре и Райхертс (1989) разработали процесс самонаблюдения за переживанием нагрузок и их переработкой с помощью компьютера, позволяющего точно запротоколировать важные для здоровья психические признаки переживания стресса. Самонаблюдение является центральным элементом и для терапии самоуправления. Эта терапия исходит из того, что личность должна быть способна самостоятельно стремиться к цели и влиять на свое поведение. Саморегулирование поведения осуществляется через процессы, которые "вводятся в действие самой личностью и поддерживаются ею" (Kanfer F. H), т. е. через когнитивные способы поведения - планирование, мышление, самокоммуникацию и т. д. Таким образом, это внутриличностные, подверженные осознанному регулированию (саморегулированию) процессы, в отличие от факторов окружающего мира или биохимических процессов внутри организма. При саморегулировании иначе, чем при автоматизированном поведении, происходит контролируемая переработка информации. Терапия самоуправления отталкивается от того, чтобы проявить этот контроль, как минимум, на переходную фазу для создания новых, доведенных до автоматизма способов поведения. Самоконтроль понимается как особый случай саморегулирования, когда поведенческие альтернативы находятся в конфликте. Кэнфер и др. называют следующие основные цели самоконтроля:

2) научиться распознавать специальные физиологические виды возбуждения и эмоции (например, страх, боль), воздействовать на них или по возможности избегать их;

3) научиться влиять на когнитивные (представляемые) процессы (например, недооцененные мысли) и приводить их в соответствие с собственными представлениями о цели.

Вмешательство включает в себя 7 фаз, во время которых пациент максимально активен:

1) создание благоприятных рабочих условий;

2) стремление к значительному изменению мотивации и выбору начальных областей изменения;

3) анализ поведения и разработка функциональной условной модели;

4) объединение целей вмешательства;

5) планирование и проведение специальных методов;

6) определение прогресса;

7) оптимизация успеха, мероприятия, предотвращающие возвращение назад, и завершение вмешательства.

К специальным методам саморегулирования относятся:

-изменение разговоров с самим собой (Meichenbaum D., 1973),

коррекция и поддержание поведения посредством самовыработанных стимулов и усилителей (в частности, путем самоштрафования, например прием тетурама при алкоголизме)

договоров с самим собой.

Понятие "самоинструкция" (или "самовербализация") означает, что речь может быть осознанно использована как средство планирования и регулирования профилактического поведения, связанного со здоровьем. Самоинструкции могут быть исследованы на предмет их влияния на ошибочное поведение. Дисфункциональное поведение может возникнуть в результате: а) недостатка самоинструкций и б) несоразмерных, неправильных самоинструкций. Самовербализации, примененные при тренинге импульсивных детей, имели своей целью описать способы поведения, понять требования к задачам и пошагово управлять поведением и контролировать его. Самоинструкциями возводится мост между готовностью к определенному поведению и его осуществлением. В тренинговой программе участники разрабатывали примеры для самоинструкций в различных повседневных ситуациях, вызывающих трудности. Модифицированные самоинструкции помогают научить участников различать проблемное и эмоционально-ориентированное разрешение задач, что является, согласно Новако (Novako R. W., 1976), эффективнейшим компонентом программы вмешательства. Посредством внутренних монологов, инструкций, направленных на себя, создается ощущение личного контроля. Если позитивные самоинструкции должны обусловить конструктивные поведенческие решения, предшествующим становится анализ поведения, ведущего к риску. Если личность распознает, что предварительные инструкции усиливали поведение, ведущее к риску, то можно применить альтернативные самоинструкции, обусловливающие здоровое поведение. Способом поведенческого и когнитивного анализа дисфункциональных самоинструкций служит, прежде всего, самонаблюдение с незначительной, а позднее и с высокой степенью структурирования. Модификация несоразмерных самоинструкций требует ментального тренинга с помощью когнитивного переструктурирования. Психотерапевт помогает обдумать желаемое поведение и потренироваться в ролевой игре. Пошаговая трансформация в реальность осуществляется в большинстве случаев в виде ступенчатых домашних заданий. Самоинструкции представляют сегодня центральную составную часть когнитивно-ориентированной модификации поведения, в особенности при скрытых поведенческих побуждениях, когнитивном переструктурировании и различных методах разрядки. Использование самоинструкций было позднее интегрировано в концепцию иммунитета к стрессу и методику прививки против стресса (Meichenbaum D., 1985, 1991).Для изменения относящегося к стрессу копингового поведения применяются и другие методы, эффективность которых частично проверена. Прежде всего, это способы разрядки, контроль стимулов, различные формы скрытого обусловливания или биологическая обратная связь и др. Обычно в терапии применяются несколько методов по отдельности или комплексно.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В своей курсовой работе я проанализировала понятие «стресс» в разных аспектах. В ходе работы было рассмотрено 8 источников, показавшиеся мне наиболее значимыми. Я достигла своих задач: рассмотрела суть проблемы, его механизмы и стадии, перечислила заболевания связные со стрессом и разобрала методы борьбы. Надеюсь мой труд станет полезным источником, как для учащихся, так и для исследователей, которые будут заниматься данной проблемой в будущем. Что касается направления исследований, то на мой взгляд, более узкая, индивидуальная детализация.

Из последней главы курсовой становится очевидным, что без исследований психической адаптации будет неполным рассмотрение любой проблемы психологического стресса, а анализ описанных аспектов адаптационного процесса представляется неотъемлемой частью психологии человека.

Со стрессом можно справиться, нужно лишь желание и немного свободного времени для себя любимого. Другое дело, что нет желания - просто человеку приятно осознать, то, что он испытывает стресс, рассказывая и «жалуясь» всем, о том, в каком он глубоком стрессе, ища в этом сочувствия, понимания. Если же есть желание и немного свободного времени, то описанные выше способы преодоления стресса, весьма эффективны. Начав с релаксации (2-3 раза в день по 10-15 минут), постепенно может освоить аутотренинг, медитацию, что со временем войдет в вашу жизнь, как нечто неотъемлемое. Займитесь спортом, хобби и т.д.

Если же есть желание, но нет времени, кроме всего прочего вам поможет самовнушение - просто думайте о прекрасном, о том, что у вас все хорошо...

Назовите себя удачливым, и вы будете таким!

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1). Берковская М. И., Родионов А. В., Сухоруков Н. В. " Психотерапия ПТСР Материалы V Всероссийской научно-практической конференции"

). Н. Е. Водопьянова «Психодиагностика стресса» // издатель «Питер Пресс» 2009

). Ганзен «Системные описания в психологии»

). Ениколопов С. Н. «Психотерапия при психотравматических стрессовых расстройствах» // Российский психиатрический журнал. 1998, N 3, с.с.50-56.

). Л.А.Китаев-Смык «Психология стресса» // АМН СССР издательство «Наука» Москва 1983

). Карвасарский Б.Д. Психотерапия. Учебник (3-е издание)

). Кровяков В.М. Психотравматология

). Г. Селье. Стресс без дистресса. Москва «Прогресс» 1982.


Источник: http://www.bibliofond.ru/view.aspx?id=555642



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Как связаны со стрессом отдельные заболевания, Глава 3. Остановить Ноготь с внутренней стороны

Как связан стресс и заболевание Как связан стресс и заболевание Как связан стресс и заболевание Как связан стресс и заболевание Как связан стресс и заболевание Как связан стресс и заболевание