Великие латинские цитаты


Опубликовано: 23.12.2017, 16:30/ Просмотров: 486


Двуязычие на Руси (русский и тюркский). Арабский язык и арабские буквы в русском обиходе до XVII века

Сегодня средневековое оружие, покрытое арабскими надписями, принято считать безусловно ВОСТОЧНЫМ. То есть изготовленным на Востоке, в Турции или Персии. Там, восторжествовало мусульманство. Считается, по-видимо, что раз поместил мастер-оружейник изречение из Корана изготовленном им булатном клинке, значит, он был мусульманин. И не просто мусульманин, а обязательно житель мусульманского Востока, где существовала глубокая традиция арабской письменности и арабской культуры. А русским умелым и необразованным оружейникам и в голову не мой, прийти написать на сделанном ими оружии что-нибудь арабски. Ведь согласно самому духу скалигеровско-романовской версии русской истории, в XVI веке между православной Русью и мусульманскими Турцией и Персией, существовала давняя и глубокая неприязнь. Культурные и религиозные традиции якобы были в корне различны и даже враждебны друг к другу.

Но согласно нашей реконструкции, до самого конца XVI века Русь, Турция и Персия входили в состав единой Великой = «Монгольской» Империи. Поэтому во всех этих странах должна была существовать значительная общность культурных традиций. В частности, одни и те же приемы изготовления и крашения оружия. Несмотря на начавшийся в XV веке религиозный раскол между православием и мусульманством, государственные и военные традиции XVI–XVII веков должны были быть еще очень близки.

Есть ли подтверждения этому? Есть, и очень яркие. Несмотря на всю романовскую чистку русской истории. Оказывается, например, что до самой середины XVII века, то есть уже в эпоху Романовых, РУССКИЕ МАСТЕРА все еще украшали оружие — даже царское! — АРАБСКИМИ НАДПИСЯМИ. И только во второй половине XVII века им, по-видимому, сказали, что так делать больше нельзя. После этого русское оружие с арабскими надписями пропало. Кое-что могли и уничтожить. Однако русское ЦАРСКОЕ оружие с арабскими надписями, покрытое золотом, алмазами и другими драгоценностями, изготовленное лучшими мастерами Оружейной палаты, сохранили. Ввиду его большой материальной ценности. В то же время большую часть «русско-арабского» оружия решили перенести в запасники. См. Приложение 2 к нашей книге «Реконструкция всеобщей истории». А сегодня, когда обо всем этом забыто, какая-то часть «опасного оружия» выставлена напоказ в музеях, опубликованы фотографии. Хотя, для того чтобы сегодня заметить АРАБСКИЕ НАДПИСИ НА РУССКОМ ОРУЖИИ, надо проявить особую внимательность. Ведь пояснительные таблички о таких «неправильных» надписях обычно ничего не говорят. А экспонаты часто выставлены так, что арабские надписи видны плохо. Наше внимание на них обратил Е. Елисеев.

Воспользуемся фундаментальным изданием «Государственная Оружейная палата» [187], в котором содержатся фотографии и описания драгоценных предметов, хранящихся в Оружейной палате Московского Кремля. Вот, например, парадный булатный шлем московских царей, который носит название «шапка Ерихонская», то есть Иерихонская шапка [187], с 162.

Рис. 38. Парадный булатный русский воинский шлем, так называемая «Шапка Иерихонская», принадлежавшая русскому царю Алексею Михайловичу. Хранится в Оружейной Палате Московского Кремля. Изготовлена русским мастером Никитой Давыдовым, уроженцем города Мурома [187], с. 163. Сталь, золото, драгоценные камни, жемчуг, ковка, чеканка, резьба, насечка, эмаль. Вокруг острия шлема Никита Давыдов нанес АРАБСКИЕ НАДПИСИ. Оказываете на православной Руси ВПАОТЬ ДО СЕРЕДИНЫ XVII ВЕКА очень любили украшать оружие арабской вязью. Поэтому неверно думать, что арабские надписи на средневековом оружии обязательно означают его восточное, нерусское происхождение. Скорее всего, такое оружие в большом количестве случаев ковалось на Руси. Взято из [187], рис. 162
Рис. 39. Фрагмент «шапки Иерихонской». Одной и той же золотой насечкой изображен как царский венец с ПРАВОСЛАВНЫМ восьмиконечным крестом, так и АРАБСКАЯ надпись: «И обрадуй верующих». См. верх шлема на фотографии. Взято из [187], с. 162

См. рис 38. В книге «Библейская Русь», гл. 5, мы подробно рассказываем, откуда произошло такое библейское название этого русского шлема Посмотрим теперь внимательнее на сам шлем.

«Стальная поверхность шлема гладко отполирована и покрыта тончайшей золотой насечкой. Кроме того, шлем украшен драгоценными камнями — алмазами, рубинами и изумрудами» [662], с. 173. Известно, что Ерихонская шапка была покрыта золотой насечкой и драгоценностями в 1621 году, то есть уже при Романовых, РУССКИМ МАСТЕРОМ Никитой Давыдовым из города Мурома — ГЛАВНЫМ МАСТЕРОМ Московской Оружейной палаты [187], с. 163.

На поверхности шлема отчетливо видно нанесенное золотой насечкой изображение царского венца с восьмиконечным православным крестом. На носовой стрелке шлема помещено эмалевое изображение архангела Михаила. А вокруг острия шлема ИДЕТ ПОЯС АРАБЕСОК, рис. 39. То есть АРАБСКИХ изречений, заключенных в рамки. На арабеске, которая видна на фотографии, каноническим арабским шрифтом помещена надпись: «Ва башшир аль-муминин» — «И обрадуй верующих» (перевод Т. Г. Черниенко). Это — часто встречающееся выражение из Корана. Таким образом, одной и той ЖЕ ЗОЛОТОЙ НАСЕЧКОЙ НИКИТА ДАВЫДОВ НАНЕС НА ЕРИХОНСКОЙ ШАПКЕ КАК ПРАВОСЛАВНЫЕ СИМВОЛЫ — ЦАРСКИЙ ВЕНЕЦ С ВОСЬМИКОНЕЧНЫМ РУССКИМ КРЕСТОМ, ТАК И АРАБСКИЕ ВЫРАЖЕНИЯ ИЗ КОРАНА! Причем РУССКИХ надписей на этом РУССКОМ шлеме нет вообще. РУССКИЙ мастер Никита Давыдов написал на нем ТОЛЬКО ПО-АРАБСКИ.

Надо отметить, что фотография Ерихонской шапки в роскошном альбоме [187] сделана «очень грамотно». На большую часть арабески как бы случайно попал блик света, затрудняющий чтение. Следующая арабеска — уже в тени и поэтому вообще не видна. Так что АРАБСКИЕ надписи на РУССКОМ шлеме очень сложно заметить. А в пояснительном тексте О НИХ НЕТ НИ СЛОВА. Тем не менее если уж на них обращено внимание, то прочесть надписи не составляет труд.

Надпись в арабеске была прочтена по нашей просьбе специалистом по арабскому языку Т. Г. Черниенко. Что написано на других арабесках, идущих пояском вокруг всего шлема, нам неизвестно.

Другой пример из Оружейной палаты — нож князя Андрея Старицкого, сына Ивана III, рис 40. Работа русских мастеров начала XVI века [187], с. 150–151. В данном случае нож подписан. На нем содержится РУССКАЯ надпись «Князя Ондрея Ивановича, лето 7021», то есть 1513 год. Но вдоль клинка ножа князя Андрея Старицкого помещена также и АРАБСКАЯ НАДПИСЬ, выполненная тем же каноническим арабским почерком, которым украшалось все «восточное» оружие, рис. 40. В данном случае арабскую надпись прочесть Т. Г. Черниенко не удалось, так как в надписи отсутствуют точки и черточки у букв. Без таких пояснительных значков каждая арабская буква может означать сразу несколько различных звуков, поэтому прочесть написанный таким образом арабский текст можно лишь в случае, когда приблизительно известно его содержание. Иначе возникает слишком много вариантов прочтения.

Рис. 40. Подсаадачный булатный нож князя Андрея Старицкого, сына Ивана III. Работа русских мастеров начала XVI века. Весь покрыт АРАБСКИМИ надписями. На нем содержится также и РУССКАЯ надпись «Князя Ондрея Ивановича, лето 7021», то есть 1513 год. Взято из [187],с.150- 151

Тем не менее, судя по расположению букв и по употреблению их различных форм, форма буквы в арабском письме меняется в зависимости от ее положения в начале, середине или конце слова, — здесь написан ВПОЛНЕ ОСМЫСЛЕННЫЙ ТЕКСТ. А не просто красивый узор из арабских букв, «подражающий восточной надписи», как это нам преподнесено в пояснительном тексте издания [187], с. 151. Авторы пояснительного комментария явно не хотели, чтобы читатель подумал, будто РУССКИЕ оружейники XVI века изготовили для сына Ивана III нож с АРАБСКОЙ надписью. Этот прием историков объявлять «неудобные» им средневековые надписи «не читаемыми» нам хорошо известен. За ним часто скрывается простое НЕЖЕЛАНИЕ прочесть надпись, которая противоречит скалигеровско-романовской версии истории.

Кстати, пока надпись на ноже Андрея Старицкого не прочитана, не может быть уверенности, что она сделана именно на арабском языке. Дело в том, что письменность, считаемая сегодня арабской, употреблялась и для других языков. Например, для турецкого и персидского. Может быть, великие и для русского в эпоху XIV–XVI веков?

Итак, оказывается, что оружие с арабскими надписями ковали не только, а может быть, и не столько в Турции. Как мы видим, на православной Руси ВПЛОТЬ ДО СЕРЕДИНЫ XVII ВЕКА также очень любили украшать оружие арабской вязью. АРАБСКИМИ изречениями была украшена, например, сабля князя Мстиславского, воеводы Ивана Грозного [187], с. 207. Одно из изречений гласит: «Будет крепкая защита во брани» [187], с. 207. На сабле, кстати, была помещена и РУССКАЯ надпись, удостоверяющая владельца [187], с 207.

В альбоме [187] бросается в глаза фотография зерцального доспеха, изготовленного для царя Алексея Михайловича в 1670 году РУССКИМ мастером Григорием Вяткиным, «одним из лучших оружейников второй половины столетия» [187], с. 173. См. рис. 41.

Рис. 41. Зерцальный доспех, изготовленный для царя Алексея Михайловича в 1670 году русским мастером Григорием Вяткиным. Покрыт АРАБСКИМИ надписями.

В доспех входит также и шлем. Они явно составляли ЕДИНЫЙ царский наряд. Хотя о шлеме пояснительная надпись отдельно ничего не говорит. Надписи на нем поразительны. Это — АРАБСКИЕ надписи. ПРИЧЕМ ИХ МНОГО, И ВСЕ ОНИ ЯВЛЯЮТСЯ ЯВНЫМИ ЦИТАТАМИ ИЗ КОРАНА На носовой стрелке шлема написано: «Нет Бога, кроме Аллаха, Мухаммед — посланник Аллаха». По низу шлема идет целый стих из Корана, вторая сура, 256 (255). Все эти надписи нам Рперевел Т. Г. Черниенко. Они выполнены каноническим арабским почерком, и их прочтение не вызывает затруднений.

«Восточные», то есть, по-видимому, русские, но снабженные арабскими надписями, сабли носили известные герои русской истории Минин и Пожарский [187], с 151. При этом, как мы сами убедились при посещении Оружейной палаты в июне 1998 года, на сабле Минина надпись выполнена ДАЖЕ НЕ АРАБСКИМИ БУКВАМИ, А КАКИМИ-ТО СТРАННЫМИ ЗНАЧКАМИ. В пояснительной табличке эта сабля объявлена «египетского происхождения». На самом же деле и та и другая сабля, скорее всего, русского происхождения. Посещение Оружейной палаты показало, что такого «русско-арабского» оружия там выставлено довольно много. Интересно было бы выяснить, что хранится в запасниках? Складывается ощущение, что весьма значительная часть средневекового русского вооружения была покрыта «арабскими» или «не читаемыми» надписями. Эта мысль подтверждается материалами, приведенными в Приложении 2 к нашей книге «Реконструкция всеобщей истории».

Почему же сегодня русскому оружию с арабскими надписями всегда приписывается нерусское, обычно турецкое или персидское, происхождение? А в тех случаях, когда русская работа совершенно очевидна, считается, что неопытные и невежественные русские мастера ученически копировали замечательные восточные и западноевропейские образцы. Мол, не понимая смысла арабских надписей, механически переносили их, якобы как просто «красивые картинки», на роскошное оружие русских царей и полководцев. А те гордо и напоказ носили непонятные им арабские изречения. Под сдержанные и понимающие улыбки просвещенных арабов и еще более просвещенных западных европейцев.

Скорее всего, это неправда. В эпоху XVI и даже XVII веков большое количество такого русско-ордынского оружия с арабскими надписями изготавливалось, по-видимому, именно на Руси-Орде. Которая в XV–XVI веках составляла единое целое с Османией-Атаманией. Потом значительная часть московского, тульского, уральского и вообще русского оружия была лукаво объявлена «дамасским», «восточным» или «западным». В результате сформировали убеждение, будто русские ходили в ту эпоху в основном с иностранным оружием. Своего, мол, было очень-очень мало. И плохое. Хотя очевидно, что любая сильная военная держава ВОЕВАЛА СВОИМ СОБСТВЕННЫМ ОРУЖИЕМ. При этом забыли, что средневековый Дамаск — это, скорее всего, Т-Москва, то есть название Москвы с определенным уважительным артиклем Т.

Рис. 42. Драгоценный саадак, привезенный в 1656 году для царя Алексея Михайловича купцами из Стамбула. Взято из [187], с. 216

В XVII веке при первых Романовых изготавливалось русском оружие с ЛАТИНСКИМИ надписями. По крайней мере, — использовали ЛАТИНСКИЕ буквы. Так, например, драгоценная булатная сабля, изготовленная в 1618 году РУССКИМ мастером Ильей Просвитом [187], с. 156–157. Вдоль всего клинка идет надпись, в которой использованы ЛАТИНСКИЕ буквы.

Обычно нам говорят, что все это «восточное» и «западное» оружие было подарено русским царям восточными и западными правителями. Мы видим, что это не так. По крайней мере, в тех случаях, которые мы описали. Что касается остальных случаев, то, конечно, кое-что могло быть и подарено. Заметим, однако, что на вещах, которые были заведомо подарены или привезены с Востока, согласно описи Оружейной палаты, надписей, как правило, вообще нет или же имеются надписи славянские или греческие. Таковы, например, драгоценный саадак, рис 42, привезенный в 1656 году для царя Алексея Михайловича купцами из Стамбула [187], с. 216. Или царские бармы, изготовленные для Алексея Михайловича в Стамбуле в 50-х годах XVII века [187], с 350–351. Или драгоценный пернат, подаренный султаном Мурадом царю Михаилу Федоровичу в 1630 году [187], с 215. Во всех этих случаях надписей либо нет вообще, либо они выполнены по-гречески.

Сегодня историки убеждают нас, будто АРАБСКИЕ надписи присутствуют на старом РУССКОМ оружии исключительно потому, что это оружие было подарено русским царям и русским воинам иностранцами, писавшими по-арабски. Как мы теперь понимаем, такое объяснение неверно. Более того, оказывается, что РУССКИЕ ЦАРИ САМИ ДАРИЛИ ИНОСТРАНЦАМ ОРУЖИЕ, ПОКРЫТОЕ АРАБСКИМИ НАДПИСЯМИ. Вот один из таких ярких примеров. Александр Терещенко в 1853 году сообщил на заседании Императорской Академии Наук о результатах раскопок в Сарае, «с очерком следов Дешт-Кипчакского Царства». И вот что он рассказал:. «В особой комнате, называемой оружейною, помещаются довольно редкие и замечательные азиатские оружия, между ними ДАРСТВЕННЫЕ САБЛИ ОТ НАШИХ ЦАРСТВЕННЫХ ОСОБ».

Рис. 43. Распятская церковь — колокольня XVI века в Александровской Слободе (современный город Александров). В ней расположен музей
Рис. 44. РУССКОЕ вооружение: кольчуга, шлем, щит. ШЛЕМ И ЩИТ ГУСТО ПОКРЫТЫ АРАБСКИМИ НААПИСЯМИ. Музей Распятской церкви-колокольни XVI века в Александровской Слободе
Рис. 45. РУССКИЙ шлем. Фрагмент АРАБСКОЙ надписи на нем. Музей Распятской церкви-колокольни в Александровской Слободе

В числе вооружений, имеющих надписи татарские, персидские, арабские и куфические, сохранился клинок от шашки, которая была жалована одному из предков Джангера ЦАРЕМ МИХАИЛОМ ФЕОДОРОВИЧЕМ, со следующей ЗОЛОТОЮ НАДПИСЬЮ НА АРАБСКОМ ЯЗЫКЕ: «Бирахмети иляги тааля нахнул мелик эль азымъ ханъ ве эмирь кебирь Михаилъ Феодоровичъ мамалике кюль веляята Урусъ», т. е.: «Мы, Божиею Всемогущею милостию, Государь Верховный, Царь и владетель Великий Михаил Феодорович, обладатель всея державы русской» [840], с 99–100. Обратите внимание, что по-арабски в титуле Михаила Федоровича Романова присутствует слово ХАН.

Таким образом, русские цари, включая даже первых Романовых, дарили иностранцам или своим подданным богатое оружие, на котором требовали наносить ЗОЛОТОМ — АРАБСКИЕ НАДПИСИ.

Рис. 46. РУССКИЙ щит с АРАБСКИМИ надписями. Музей Распятской церкви-колокольни в Александровской Слободе

Все сказанное выше об арабских надписях на русском оружии относится отнюдь не только к Оружейной палате Кремля. Приведем еще один пример. В музее Александровской Слободы, современный город Александров, в Распятской церкви-колокольне, рис. 43, выставлено вооружение РУССКОГО воина. Мы посетили этот музей в июле 1998 года.

Рис. 47. РУССКИЙ щит с АРАБСКИМИ надписями. Музей Распятской церкви-колокольни в Александровской Слободе

Выставлены кольчуга, щит, шлем, рис. 44, 45, 46, 47. Пояснительная музейная табличка сообщает, что это — РУССКОЕ вооружение. В самом деле, весь шлем покрыт изображениями диковинных зверей, всадников, птиц, выполненных в русском стиле, напоминающем всем известную резьбу на стенах белокаменных соборов Владимиро-Суздальской Руси. Носовая стрелка шлема сверху заканчивается расширением, переходящим в четырехконечный крест. Изображен как бы купол церкви, увенчанной крестом. Все это однозначно указывает на русское происхождение шлема. В то же время вокруг всего шлема широкой полосой идет совершенно четкая АРАБСКАЯ НАДПИСЬ. Пояснительная табличка хмуро молчит об этом. И уж конечно, не дает никакого ее перевода. Рядом со шлемом висит щит. И опять-таки по краю щита широкой полосой идет АРАБСКАЯ НАДПИСЬ. Вся остальная поверхность покрыта узорами. Перед нами — средневековый русский щит! Мы специально привели здесь Несколько сделанных нами фотографий этого щита, чтобы представить как можно больше фрагментов арабской надписи на нем.

Причем здесь никак нельзя сказать, что это МУСУЛЬМАНСКОЕ вооружение, в современном понимании этого слова. Дело в том, что в мусульманском искусстве, начиная, по-видимому, с XVIII века, изображения людей и животных категорически запрещены. А на этом русском шлеме, покрытом арабскими надписями, присутствуют изображения животных, людей, всадников. Более того, на нем присутствует изображение АМАЗОНКИ — женщины на коне, размахивающей кривой саблей.

Почему бы служителям музея не показать в музейной экспозиции средневековые РУССКИЕ шлемы с ЧИСТО РУССКИМИ надписями? Может быть, таких предметов очень мало среди основной массы «арабско-русских»? Что, если нам действительно показывают ТИПИЧНОЕ РУССКОЕ вооружение, БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ которого, как мы видим, покрыта «арабскими» или так называемыми «не читаемыми» надписями? Если это так, то ситуация становится еще более интересной.

То же самое в московском музее-заповеднике «Коломенское». В выставочных залах Передних Ворот, где мы побывали 23 июня 2001 года, выставлены два старых русских воинских шлема. НА ОБОИХ — АРАБСКИЕ, И ТОЛЬКО АРАБСКИЕ, НАДПИСИ! Никаких русских шлемов с русскими надписями тут не выставлено. Обе музейные таблички сухо объясняют нам, что эти шлемы скопированы русскими мастерами «с восточных образцов». Мол, на Руси так любили восточные образцы, что копировали, копировали и копировали…

Итак, почему-то на русском средневековом оружии преобладали надписи, считаемые сегодня арабскими. Стоит на это один раз обратить внимание, как тут же вы начнете наталкиваться на такие примеры буквально на каждом шагу. Этот удивительный факт никак не укладывается в привычную версию скалигеровско-романовской истории. Одного его достаточно, чтобы понять, что история Руси до романовской эпохи была совершенно другой, чем нам ее сегодня представляют.

Итак, выставленное в современных музеях старинное русское вооружение сплошь и рядом покрыто АРАБСКИМИ надписями.

Сталкиваясь с арабскими надписями на русском вооружении, историки предлагают считать, будто бы это вооружение изготавливалось на Арабском Востоке или в Азии, но никак не в России. Например, было подарено арабами. Или было куплено у арабов. И якобы лишь в отдельных, редких случаях, как пишут историки, «арабское оружие» изготавливали РУССКИЕ мастера. В том числе и мастера Московской Оружейной палаты [187].

Согласно нашей реконструкции, картина была совсем другой. На Руси до XVII века в ходу было несколько алфавитов, в том числе и считаемый сегодня арабским. В том числе иногда писали по-русски, но вязью, которая сегодня называется арабской. И считается исключительной принадлежностью Арабского Востока. Старинное русское вооружение в массовом количестве изготавливалось, конечно, на Руси. И именно здесь, на русско-ордынских оружейных заводах, покрывалось как русскими, так и арабскими надписями.

Современные историки стараются убедить нас, будто «средневековые арабы» буквально завалили Русь своим арабским вооружением Которое русские воины гордо носили на себе, якобы совершенно не понимая смысла мудреных арабских письмен, начертанных на их щитах, доспехах и мечах. Шли в бой и умирали под какими-то якобы совершенно им чуждыми и непонятными «арабскими» религиозными формулами и молитвами. Мы считаем такую картину совершенно нелепой. Русские воины той эпохи прекрасно понимали, что было написано на их оружии. Потому что на Руси до XVII века было в ходу несколько алфавитов и языков. В том числе и считаемый Сегодня арабским.

Кстати, здесь уместно задать современным историкам следующий вопрос. Ведь для изготовления такого количества «арабского» вооружения, якобы регулярно поставлявшегося на Русь из знойной Аравии, в Аравии должно было быть много оружейных заводов. Где же они? Где их средневековые следы? Их нет. Кроме того, для организации такого широкого военного производства в Аравии должны быть рудные разработки, богатые месторождения железа и других металлов. Должны быть многочисленные домны, аравийские плавильные заводы, развернутое оружейное производство. Где все это? Насколько нам известно, ничего подобного в пустынной средневековой Аравии не было. А вот на Руси более чем достаточно. Здесь мы знаем, например, русский Урал с его рудными месторождениями и многочисленными оружейными заводами, домнами и т. п. Знаем многочисленные русские города, в которых ковалось тяжелое русское вооружение. Например, Тула, Златоуст. Следовательно, как мы теперь начинаем понимать, именно в русских городах XIV–XVI веков изготовляемое русское оружие покрывалось надписями, которые сегодня объявляют «исключительно арабскими».

Теперь становится понятно, что такое известное «арабское завоевание», прокатившееся по многим странам Средневековья. Это отражение все того же великого = «монгольского» завоевания, распространившегося из Руси-Орды на гигантские территории Евразии, Африки и Америки.

Как нам «объяснили» в Оружейной палате в 1998 году, «арабские» клинки для русского оружия якобы делали арабы в далекой Аравии и Испании. Позднее иногда в Турции. А вот рукояти к мечам и саблям обычно приделывали уже на Руси, то есть наши мастера. В результате получались якобы «сборные мечи»: рукояти русские, а клинки заморские, «арабские». Своих не было или делали очень-очень плохо. Однако эта «теория» опровергается например, следующим ярким фактом. Как мы уже говорили, в Оружейной палате хранится сабля Ф. И. Мстиславского, по поводу которой историки пишут так: «Ф.И. Мстиславскому принадлежала и большая сабля, о чем свидетельствует РУССКАЯ НАДПИСЬ НА ТУЛЬЕ КЛИНКА. На широком булатном клинке насечены золотом АРАБСКИЕ НАДПИСИ. Одна из них гласит: „Будет крепкая защита во брани“» [187], с 207.

Но этот комментарий историков дает не совсем полную картину. Они уклонились от точного описания надписи на тулье клинка. Мы лично видели эту саблю в Оружейной палате в 1998 году. Русская надпись на тулье ее клинка не просто написана, а ВЫЛИТА В МЕТАЛЛЕ. Значит, ОНА БЫЛА ВЫКОВАНА ИЛИ ОТЛИТА В САМЫЙ МОМЕНТ ИЗГОТОВЛЕНИЯ КЛИНКА. Кузнецами у раскаленного горна. Как нас уверяют, «далекими заморскими арабами». Вряд ли это было так. Скорее всего, русское имя воеводы Мстиславского было написано на клинке русскими оружейными мастерами в русских мастерских. Они же изготовили и арабскую надпись на клинке ПРЕКРАСНО ПОНИМАЯ, ЧТО ПИШУТ. А именно: «Будет крепкая защита во брани».

Часть «арабского» оружия, по-видимому, изготавливалась также и в Турции-Атамании, которая до XVI века была составной частью Руси-Орды.

На рис 48 показан шлем Ивана Грозного, хранящийся в Королевском музее в Стокгольме [331], т. 1, с. 131. На нем присутствуют КАК РУССКИЕ, ТАК И АРАБСКИЕ НАДПИСИ. Причем арабская надпись написана более крупными буквами и расположена на шлеме над русской надписью, то есть сверху. Неясно, почему историки, рассказывая о шлеме Ивана Грозного в книге [331], привели отдельно всю русскую надпись, идущую вокруг шлема по ободу, но почему-то не воспроизвели АРАБСКУЮ надпись.

Рис. 48. Шлем Ивана Грозного. XVI век. Королевский музей в Стокгольме. По его ободу идет широкая арабская надпись, а под ней — более узкая, и более мелкими буквами, — русская надпись. Взято из [331],т. 1, с. 131

В Приложении 2 к книге «Реконструкция всеобщей истории» мы приводим редчайший материал: опись старинного русского оружия, хранящегося в Оружейной палате Московского Кремля. Из этой описи следует, что надписи на русском оружии, считаемые сегодня арабскими, — типичное явление. А отнюдь не какие-то редкие исключения.

В Троице-Сергиевой лавре, в городе Сергиев Посад (Загорск), находится Музей древнерусского прикладного искусства. В музее выставлено: «Митра 1626 года. Золото, серебро, драгоценные камни, жемчуг; эмаль, чеканка, гравировка. Вклад князей Мстиславских», рис 49. Фотография митры приведена в альбоме Л. М. Спириной «Сокровища Сергиево-Посадского государственного историко-художественного музея-заповедника» [809].

Рис. 49. Митра 1626 года. Вклад русских князей Мстиславских. Спереди — большой драгоценный камень, на котором вырезана АРАБСКАЯ надпись. Взято из [809]

Мы побывали в этом музее в 1997 году и случайно обнаружили любопытный факт. На митре, прямо надо лбом, выше золотого креста, помещен большой драгоценный красный камень. Оказывается, на нем нанесена АРАБСКАЯ надпись. Заметить ее довольно трудно, так как она видна лишь под определенным углом зрения. Нужно встать так, чтобы не мешал блеск камня. Неожиданно увидев арабскую надпись, мы тут же обратились к сопровождавшей нас женщине-экскурсоводу. Она подтвердила, что действительно, на камне вырезана арабская надпись. Однако что здесь написано, она не знает. И не знает, кто из сотрудников музея мог бы ответить на этот вопрос.

Итак, мы вновь сталкиваемся с АРАБСКИМИ надписями на древнерусских драгоценностях. Тот факт, что здесь арабская надпись помещена на передней части митры, прямо над крестом, то есть на лбу человека, который носил митру, совершенно ясно говорит, что надпись не случайна и имела в свое время какой-то смысл.

Как пример того, что так называемый «восточный стиль» — это на самом деле стиль средневековых русских мастеров, исходящий из метрополии Русско-Ордынской Империи, укажем на знаменитую Казанскую шапку. Этот роскошный, якобы «чисто восточный» царский головной убор был изготовлен для Ивана «Грозного» в столичных мастерских, рис. 50.

Рис. 50. Шапка Казанская — парадный головной убор Ивана Грозного, Оружейная Палата, г. Москва. Считается РУССКОЙ работой «с участием ВОСТОЧНЫХ мастеров» [187], с. 346–347. Предположении об участии «восточных мастеров» объясняется непониманием современными комментаторами того обстоятельства, что «восточный стиль» — это попросту старый русский стиль XV–XVI веков. Он имеет русское происхождение. На восток был занесен во время великого = «монгольского» завоевания XIV–XV веков. Взято из [187], с. 346

Мы уже отмечали поразительное на первый взгляд обстоятельство, что на русском оружии, парадном убранстве русских царей и даже на митре епископа, хранящейся в Троице-Сергиевой лавре, употреблялись АРАБСКИЕ изречения, а иногда даже ЦИТАТЫ ИЗ КОРАНА. Это безусловно означает, что история Русской церкви до XVII века известна нам плохо и, скорее всего, в очень искаженном виде. Вероятно, Романовы ПОСТАРАЛИСЬ СКРЫТЬ ПРЕЖНЮЮ БЛИЗОСТЬ ИЛИ ДАЖЕ ЕДИНСТВО ПРАВОСЛАВИЯ И МУСУЛЬМАНСТВА В ЭПОХУ XIV–XVI ВЕКОВ. Здесь мы приведем еще несколько ярких примеров, свидетельствующих об этой близости.

Обратимся к знаменитому произведению «Хожение за три моря Афанасия Никитина» [929]. Известно, что «„Хожение за три моря Афанасия Никитина“ было найдено Н. М. Карамзиным в библиотеке Троице-Сергиевой лавры в составе исторического сборника XVI в., названного им Троицкой летописью» [929], с. 131. Потом было найдено еще несколько списков. Сегодня их известно шесть. Из них самым древни считается Троицкий. Мы будем пользоваться именно этим списком, найденным, повторим, не где-нибудь, а в библиотеке важнейшего русского монастыря — Троице-Сергиевой лавры.

И вот что мы там читаем. Приведем лишь некоторые яркие цитаты. Текст начинается словами: «За молитву святых отец наших, Господи Исусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя раба своего грешнаго Афонасия Микитина сына» [929], с. 9. То есть текст написан ПРАВОСЛАВНЫМ человеком. В основном «Xожение» написано по-русски. Однако время от времени Афанасий Никитин свободно и гладко переходит на тюркский или даже на арабский язык. Затем, столь же гладко, возвращается к русскому языку. Очевидно, что он, как и его читатели, знает несколько языков. Но не в этом главное. Главное то, что тюркский или арабский язык используется Афанасием Никитиным для РУССКИХ ПРАВОСЛАВНЫХ МОЛИТВ! Или, если угодно, для исламско-православных молитв. Как бы такое словосочетание ни звучало странно в наше время. Вот лишь отдельные примеры.

«К бутхану же съеждается вся страна Индейская… а съеждается к бутхану всех людей бысть азар лек вахт башет сат азалек. В бу[т]хану же Бут вырезан ис камени, велми велик» [929], с. 18. Далее Афанасий Никитин описывает «индийскую Рстатую» Будды («Бута»), ПОДОБНУЮ СТАТУЕ ЮСТИНИАНА, С КОПЬЕМ В РУКЕ. Как он пишет: «аки Устьян царь Царяградскы» [929], с. 18. Обратите внимание на текст Никита: АЗАР ЛЕК ВАХТ БАШЕТ CAT A3APE ЛЕК. В русский текст вставлена персидская фраза, означающая «всех людей бысть ТЫСЯЧУ ЛЕКОВ, ВРЕМЕНАМИ БЫВАЕТ СТО ТЫСЯЧ ЛЕКОВ» [929], с. 177. Никаких видимых причин перейти на персидский язык в этом месте у Афанасия Никитина нет. Тут не передает никакого местного колорита, никого не цитирует. Просто неторопливо рассказывает свои впечатления и, того не замечая, переходит на персидский язык. Записывая его, кстати, РУССКИМИ буквами.

Между прочим, статуя Будды, выполненная подобно статуе византийского императора с копьем в руке, наводит на мысль, что культ «индийского БУДДЫ» впитал в себя, в частности, и культ хана БАТЫЯ, великого завоевателя мира. Поэтому Афанасий Никитин и употребляет здесь слово БУТХАН или БУТ-ХАН, то есть Батый-Хан для индийского правителя.

Еще пример арабского фрагмента у Никитина. «В неделю же да в понедельник едят единожды днем. В Индии же как пачекътуръ, а учюзе-дерь: сикишь иларсень ики шитель; акечаны иля атырьсеньатле жетель берь; булара досторъ: а куль каравашь учюзъ чар фуна хубъ бемъ фуна хубесия; капкара амь чюкъ кичи хошь. От Первати же приехал есми в Бедер» [929], с. 19.

А вот пример молитвы. Одной из многих, где Афанасий Никитин ПЕРЕХОДИТ С РУССКОГО НА ТЮРКСКИЙ, ПЕРСИДСКИЙ ИЛИ АРАБСКИЙ ЯЗЫК. «Господи боже вседержителю, творец небу и земли! Не отврати лица от рабища твоего, яко скорбь близъ есмь. Господи! Призри на мя и помилуй мя, яко твое есмь создание; не отврати мя, Господи, от пути истиннаго и настави, мя, Господи, на путь твой правый, яко никоея же добродетели в нужи той сотворихъ тебе, Господи мой, яко дни своя преплыхъ все во зле, Господи мой, Олло перводигерь, Олло ты, карим Олло, рагым Олло, Карим Олло, рагымелло; Ахалим дулимо. Уже проидоша 4 Великыя дни в Бесерменьской земли, а христианства не оставих; дале Бог ведает, что будет» [929], с 24.

Здесь Афанасий Никитин ПРЯМО СРЕДИ МОЛИТВЫ переходит на тюркский и арабо-персидский языки. В частности, вместо Бог пишет Олло, то есть АЛЛАХ, и так далее.

Могут сказать, что Афанасий Никитин пользовался иностранными языками для описании чего-то иностранного. Но уже приведенные примеры ясно показывают, что это не так. Напротив, говоря о дальних странах, Афанасий Никитин в основном пользуется русскими словами. А вот ВСПОМИНАЯ и РОССИИ, он часто переходит на тюркский или арабский язык. Чего стоит, например, молитва Афанасия Никитина-О РУССКОЙ ЗЕМЛЕ. Перечисляя виденное в разных странах, Никитин с особо теплыми чувствами вспоминает о Руси (Урус). И кончает это перечисление молитвой о Русской земле! С самого начала этой молитвы он переходит с русского языка на тюркский: «Да Подольскаа земля обилна всем; а Урус ерье таньгры сакласынъ; Олло сакла, худо сакла, будоньяда мунукы-бить ерь ектуръ; нечик Урус ери бегъляри акай тусил; Урус ерь абаданъ больсын; расте камъ деретъ. Олло, худо, Бог, Бог данъгры» [929], с. 25.

Современные комментаторы пишут: «В заключительной фразе слово „Бог“ повторено на четырех языках: арабском! (Олло = Аллах), персидском (Худа), русском (Бог) и тюркском (Данъири = Тангры). Перевод молитвы: „Русская земля да будет Богом хранима; Боже сохрани! На этом свете нет страны,! подобной ей…“» [929], с. 189.

Тут уж современные историки не выдерживают. Чувствуя, что читателю нужно немедленно что-нибудь «объяснить», они начинают выкручиваться следующим образом. Причем, надо сказать, довольно неуклюже. Пишут: «Молитва Афанасия Никитина выражает пламенную любовь к родине — Руси и одновременно осуждение её политического строя. Вероятно, это последнее обстоятельство и ПОБУДИЛО НАШЕГО ABTOPA ИЗЛОЖИТЬ СВОЮ МОЛИТВУ НЕ ПО-РУССКИ, А ПО-ТЮРКСКИ» [929], с. 189.

Спрашивается, какое отношение имеет это «научное объяснение» к тому, что слово БОГ Афанасий Никитин пишет как АЛЛАХ? По нашему мнению, никакого. Кроме того, видели, что Никитин переходит на тюркский, персидский или арабский языки очень часто и весьма гладко. В том числе и в молитвах. Этих мест в его произведении настолько много, что у нас нет никакой возможности все их процитировать.

Вообще, надо сказать, что современных историков текст Афанасия Никитина раздражает почти на каждом шагу. Историки почему-то убеждены, что они знают средневековую историю куда лучше, чем ее современник и свидетель Афанасий Р Р Р Р Р Р Р Р Р Р Никитин. Поэтому они обрушиваются на него с самыми разнообразными обвинениями. Вот лишь некоторые примеры.

Афанасий Никитин много пишет о буддизме и вере в «Бута». Современный комментарий историков: «НЕВОЗМОЖНО ДОПУСТИТЬ, чтобы выражение „Бут“ означало у Афанасия Никитина Будду: как известно… буддизм был совершенно вытеснен из Индии между VIII и XI вв. н. э. В XV в. Афанасий Никитин НЕ МОГ НАЙТИ в Индии ни буддистов, ни буддийского культа» [929], с. 176.

Итак, Никитин якобы имел в виду «совсем не то». Не нужно, мол, понимать его текст слишком прямолинейно. А нужно воспринимать его иносказательно. То есть так, как это устраивает современных историков.

Еще один пример. Никитин пишет про индусов: «Да о вере же их распытахъ все, и они сказывают: веруем в Адама, а Буты (то есть Будды — Авт.), кажут, то есть Адам и род его весь» [929], с 17. В переводе это звучит так: «Я расспросил все об их вере, и они говорили: веруем в Адама, а Буты, говорят, это есть Адам и весь его род» [929], с 60. То есть Афанасий Никитин совершенно четко указывает на связи буддийского культа с европейскими религиями. Как у Индии, так и у Европы был общий прародитель — Адам. Комментарий современного историка: «Слова Афанасия Никитина, основаны, по-видимому, на ПЛОХО ПОНЯТЫХ… объяснениях индуистов, у которых НЕ БЫЛО КУЛЬТА АДАМА» [929], с 176. Опять Никитин «ничего не понял». А современные историки, через несколько сот лет после него, все «точно знают». И из XX века уверенно поправляют очевидца событий XV века. Вот кто мог бы помочь Афанасию Никитину правильно разобраться в том, что он видел вокруг себя!

Стоит отметить, что Афанасий Никитин употребляет слово «Иерусалим» отнюдь не в современном его смысле. Сегодня мы привыкли называть Иерусалимом вполне определенный город. Однако Афанасий Никитин уверен, что Иерусалим — это слово, обозначающее главный священный город, для разных религий и даже для разных государств были, по его мнению, РАЗНЫЕ ИЕРУСАЛИМЫ. Вот буквально что он пишет: «К Первоте же яздять о великомъ заговейне, къ своему Буту (то есть Будде — Авт.), тоть ихъ Иерусалимъ, а по-бесерменьскыи Мякька (есть Мекка — Авт.), а по-рускы Ерусалимъ (то есть Рус-Рим Русский-Рим — Авт.), а по-индейскы Парвать (то есть Первый, в смысле Главный — Авт.)» [929], с. 19.

Итак, Никитин сообщает нам очень интересную вещь. Оказывается, и Иерусалим, и Мекка — это вовсе не названия определенных мест, а слова различных языков, означающие ОДНО И ТО ЖЕ. И переходящие одно в другое при переводе с языка на язык. Это — город, где в данный момент находит главная святыня той или иной религии. Или церковная столица. Понятно, что в разных странах эти столицы — РАЗНЫЕ. Q временем они менялись.

Свою книгу Афанасий Никитин завершает следующими словами. «Милостию же божиею преидохъ же три моря; дигырь худо доно, Олло перводигирь доно, аминь; смилна рахмам рагымъ, Олло акберь, акши худо илелло акши ходо, иса руход ааликсоломъ; Олло акберь аилягяила иллелло, Олло перводигерь ахамду лилло шукуръ худо афатадъ; бисмилна гирархмамъ ррагымъ: хувому-гулези ляиляга ильлягуя алимулъ гяиби шагадити; хуарахману рагыму хувомоглязи ля иляга ильл альмелику алакудосу асалому альмумину альмугамину альаз альчебару льмутаканъ биру альхалику альбариюу альмусавр алькафару клькахару альвахаду альрязаку альфатагу альали алькабизуальбасуту альхафизу алъррафию альмавифу альму лю альсемию альвасирю альакаму альадьюлю альлятуфу. Гирь помози рабу своему» [929], с. 31–32. Фотографию этой страницы из книги Никитина см. на рис. 51.

Рис. 51. Страница из книги Афанасия Никитина (из Троицкого списка с ТЮРКСКИМ окончанием его книги. Взято из [929], вклейка между с. 18 и с. 19

Здесь Афанасий Никитин использует выражения из Koрана. Например, «Иса рухолло» = «Иса рух Аллах», то есть «Иисус дух Аллаха». Так об Иисусе Христе говорится в Коране [929], с. 205.

Все это совершенно не укладывается в скалигеровско-миллеровскую историю Руси. Однако прекрасно объясняется нашей реконструкцией.

Нам могут сказать: текст Афанасия Никитина был искажен. Вставили тюркские выражения. Правда, после его зачем-то бережно хранили в Троице-Сергиевой лавре. Однако можно указать и другие примеры подобного смешения; русских и тюркских или арабских выражений в ПРАВОСЛАВНЫХ церковных текстах. Приведем пример, в котором речь oj подделке идти не может.

Как мы уже говорили, в 1942 году в русском городе Угличе при раскопках в Воскресенском монастыре была найдена колода с мощами монаха Симеона Ульянова. Колода датируется XVII веком. Уникальность этого захоронения, почти 400-летней давности, состоит в том, что не только мощи, но и одеяния монаха очень хорошо сохранились. Захоронение было отправлено в областной центр, в город Ярославль, где медики изучали причину такой редкой сохранности. Недавно колода с мощами была возвращена в Углич, и монашеское одеяние Симеона Ульянова висит сегодня в Угличском музее, в так называемом тереме царевича Дмитрия, рис. 52. На рис. 53 и 54 приведены изображения самого гроба-колоды и музейной таблички d сведениями о захоронении.

На рис 55, 56, 57, 58, 59, 60 показаны надписи и изображения на этом русском монашеском одеянии XVII века. Подчеркнем, что здесь мы имеем УНИКАЛЬНУЮ возможность по смотреть, как же выглядели ПОДЛИННЫЕ одеяния XVII века. В столичных музеях мы сегодня такого не увидим. По нескольким причинам. Во-первых, потому, что многие подлинники XVI–XVII веков были уничтожены в процессе долгого тщательного отбора, проводившегося историками за последние 300 лет. Во-вторых, потому, что подлинники того времени в подавляющем большинстве случаев просто разрушились естественным путем. Здесь же нам посчастливилось увидеть не только ПОДЛИННИК XVII века, недавно извлеченный из-под земли, но ХОРОШО СОХРАНИВШИЙСЯ. Кроме того, он пролежал в колоде под землей все эти триста лет и потому счастливо избежал романовских чисток истории. А в наше время он по счастливой случайности попал в руки медиков, а не историков.

Рис. 52. Витрина музея «Терем царевича Дмитрия» в Угличе с иноческими одеяниями Симеона Ульянова. XVII век. Извлечены из захоронения в 1942 году. Фотография 2000 года
Рис. 53. Колода-гроб Симеона Ульянова в музее «Терем царевича Дмитрия» в Угличе. Фотография 2000 года

Так что же написано на этом русском облачении? Оказывается, на нем слова канонических церковно-славянских молитв перемешаны с какими-то совершенно непонятными, по крайней мере для нас, словами. Ситуация очень похожая на то, что мы видим у Афанасия Никитина. Вот, например, три нижних строчки надписи, рис. 59. Первая из них легко читается КРЕСТУ ТВОЕ[МУ]. Последняя строчка тоже прочитывается. Написано следующее: ВКРЕСЕНИЕ. То есть ВОСКРЕСЕНИЕ. Все эти слова написаны ПО-РУССКИ. Строчка же, находящаяся между ними, читается с трудом, хотя буквы в ней те же самые — славянские (причем очень хорошо сохранившиеся) Написано примерно следующее: ПКЛАЕКОТР(?). Возможно, ПКЛАЕ означает «покланяемся».

Однако то, что написано по бокам и сверху от изображения креста, рис. 56, 57, 58, по-славянски уже не читается.

Рис. 54. Пояснительная табличка к колоде-гробу Симеона Ульянова в музее «Терем царевича Дмитрия» в Угличе. С видеозаписи 1999 года

Более того, в верхней строчке, представленной на рис. 56, совершенно явно написано «…АЛА АЛА…». То есть вместо стандартной формулы ГОСПОДИ ГОСПОДИ здесь стоит арабское выражение АЛЛАХ АЛЛАХ. В точности как у Афанасия Никитина. Арабское слово АЛА вместо русского БОГ написано на одеянии русского монаха также на вертикальной надписи слева от креста. Читается снизу вверх, рис. 57 и 58, 61.

Обратимся к надписи вокруг ворота на одеянии инока Симеона, рис. 55. Написано следующее: ТОПОМИЛУ… ПОМИЛУ. Многоточием мы заменили часть надписи, которая невидна, поскольку заходит за спину. Поясним, что здесь сочетание двух букв МИ объединено в одну букву. Таким образом, перед нами стандартная формула: «Господи помилуй, Господи помилуй». Однако вместо слова ГОСПОДИ мы видим странное выражение «ТО». Что это значит? Мы вновь сталкиваемся с каким-то уже забытым старым русским православным обычаем XVII века по-другому называть Бога.

Рис. 55. Верхняя часть иноческого одеяния Симеона Ульянова. XVII век. С видеозаписи 1999 года

Таким образом, когда речь идет о XVI–XVII веках, в современных альбомах и музейных каталогах нам показывают одно, а когда вещи, предметы той эпохи случайно извлекаются из-под земли на свет, в обстановке, затрудняющей их цензуру историками, то мы с удивлением обнаруживаем на них совершенно другое. Нам начинает приоткрываться поразительная картина, резко противоречащая внушенной нам скалигеровско-миллеровской истории. Но вполне объяснимая в рамках новой хронологии.

В начале августа 2001 года мы посетили Кремль в городе Угличе и, в частности, так называемый Дворец (терем) царевича Димитрия. Именно там выставлена колода XVII века, в которой нашли мощи инока Симеона Ульянова, его одеяние (схиму) и предметы, положенные вместе с ним в колоду. Мы хотели еще раз, более тщательно сфотографировать трудно читаемые надписи на схиме.

Рис. 56. Фрагмент иноческого одеяния Симеона Ульянова. XVII век. С видеозаписи 1999 года

Научные сотрудники музея Угличского Кремля, к которым мы обратились за помощью, сообщили нам, что в колоде кроме самих мощей монаха, его Одеяния и «четок» были еще обнаружены ГРАМОТА И СВИТОК с достаточно большим текстом. Бумажная грамота лежала на груди монаха, а пергаментный свиток — рядом с ним. Текст грамоты довольно короток, а вот свиток достаточно длинный. Грамота написана скорописью XVII века. Причем обо всем этом в официальной музейной экспозиции не сказано ни слова! Никаких сведений о свитках нет и в известных нам публикациях по истории Углича. Естественно, мы поинтересовались, что же было написано на грамоте и На свитке? Сотрудники научно-исследовательского отдела музея неуверенно ответили, что там ВРОДЕ БЫ было записано по старославянски житие монаха.

Рис. 57. Фрагмент иноческого одеяния Симеона Ульянова. XVII век. С видеозаписи 1999 года

Это показалось нам интересным, поскольку в данном случае до нас дошел заведомо подлинный русский документ XVII века. Мы попросили показать нам либо грамоту и свиток, либо их фотографии. Однако в научном отделе музея нам сообщили (в 2001 году), что НИЧЕГО ЭТОГО В УГЛИЧСКОМ КРЕМЛИ УЖЕ НЕТ, материалы были переданы в филиал Ярославского архива в Угличе. Однако когда в 2002 году мы обратились в архив, нам заявили, что никаких оригиналов грамоты и свитка у них нет и никогда не было. Более того, нас заверили, что архив до сих пор не располагает даже копиями этих материалов. Ксерокопия имеется лишь в Свято-Воскресенском монастыре Углича. Кстати, именно в подклете этого монастыря и была обнаружена колода с телом Симеона Ульянова.

Рис. 58. Фрагмент иноческого одеяния Симеона Ульянова. XVII век. С видеозаписи 1999 года

В то же время, как нам заявили в городском архиве, грамота и свиток до сих пор хранятся в музее Угличского Кремля. Таким образом, Угличский архив ссылается на музей, а Угличский музей ссылается на архив. Ситуация оказалась тупиковой. Нам так и не удалось взглянуть на эти старые подлинники. Кстати, как нам сообщили в Угличском архиве, свиток сначала «был утерян» в музее, но потом «счастливо найден».

Между прочим, в 2002 году в Угличском архиве мы узнали, что СЗАДИ НА СХИМЕ ТОЖЕ ЕСТЬ КАКАЯ-ТО НАДПИСЬ. Будто бы она идет по краю схимы, а в центре — большое изображение Голгофы. Хотя буквы хорошо видны, текст тем не менее тоже не читается, как и надписи спереди. Он расценивался работниками архива как якобы «религиозная тайнопись», никаких фотографий или прорисовок этой надписи мы обнаружить не смогли. Более того, первоначально на монахе (в момент обнаружения колоды), поверх схимы, было еще какое-то облачение. Но оно будто бы бесследно исчезло и никаких боле подробных сведений о нем не сохранилось.

Рис. 59. Фрагмент иноческого одеяния Симеона Ульянова. XVII век. С видеозаписи 1999 года

Далее, как нам сообщили в 2001 году, оказалось, что сами сотрудники Угличского музея так и не были, по сути дела, допущены к исследованию уникальных свитков. Как они нам рассказали, местные музейные работники ЛИШЬ ЭПИЗОДИЧЕСКИ ПРИСУТСТВОВАЛИ при РАСШИФРОВКЕ текста приехавшим из Москвы представителем Историко-архивного института. Хотя текст был русским и относился к XVII веку, его тем не менее ПРИШЛОСЬ РАСШИФРОВЫВАТЬ. Результат «московской» расшифровки сотрудникам Угличского музея по их словам, неизвестны. Мало что знают об этом и в городском архиве. Вообще никаких следов этих исследований в музее кремля города Углича, в городском архиве и в Свято-Воскресенском монастыре почему-то нет. По-видимому, многие материалы тоже были увезены в Москву.

Рис. 60. Фрагмент иноческого одеяния Симеона Ульянова. XVII век. С видеозаписи 1999 года

Остается совершенно непонятным, почему в угличской экспозиции захоронения инока Симеона Ульянова нет ни слова о найденных в колоде свитках с его жизнеописанием. Почему не выставлены ни сами свитки, ни хотя бы их фотографии или прорисовки? Ведь многим посетителям музея было бы очень интересно познакомиться с подлинными свидетельствами далекого XVII века.

Здесь стоит сделать общее замечание. Наш многолетний опыт общения с музейными работниками и сотрудниками научно-исследовательских отделов музеев обнаружил любопытный эффект. Пока вы послушно слушаете их пояснения, например, во время экскурсии, — все в порядке. Если задаете нейтральный вопрос вроде: «Из чего соткано это одеяние?» вы почти наверняка услышите вежливый и даже подробный ответ. Но стоит поинтересоваться, ПОЧЕМУ, НА ОСНОВАНИИ КАКИХ ДОКУМЕНТОВ ИЛИ СВИДЕТЕЛЬСТВ датируется то или иное вооружение или музейный предмет, ситуация обычно меняется. На вопросы, выводящие за рамки стандартной экскурсионной беседы, они чаще всего начинают отвечать кратко, неохотно, ссылаются на незнание, на отсутствие собственного интереса либо же на вышестоящие инстанции.

Рис. 61. Фрагмент иноческого одеяния Симеона Ульянова. XVII век. Фотография 2000 года

Невольно складывается ощущение, что подлинная АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ история Средних веков (не только средневековой Руси, но и Западной Европы) как бы негласно засекречена и сегодня нам предлагается лишь покорно выслушивать официально утвержденную скалигеровско-миллеровскую версию. Возникает мысль, что музейных работников в неявной форме приучают глушить излишне глубокий интерес посетителей к истории и хронологии древних предметов, выставленных в их музеях.

Приведем яркий пример из истории XVII века, ясно показывающий, что даже в XVII веке для русского письма могли использоваться самые разные азбуки. В 1656 году был создан крайне любопытный исторический документ. Это путевые записи, «которые вел архидиакон Павел Алеппский — талантливый церковный писатель середины XVII века, повсюду сопровождавший своего отца — Патриарха Антиохийского Макария III. В 1656 году Патриарх впервые посетил Россию, побывал в Москве… По приглашению царя Алексея Михайловича, Предстоятель Антиохийской Церкви посетил Саввино-Сторожевский монастырь, особенно любимый государем» [422], с. 94.

Сопровождая патриарха, Павел Алеппский вел подробные записи — нечто вроде развернутого отчета о поездке. Записи эти, сохранившиеся до нашего времени, рассматриваются как исключительно ценное свидетельство эпохи Алексея Михайловича. Большие фрагменты записок Павла Алеппского приведены в издании [422].

Спрашивается: на каком языке они написаны? Для нашего современника, воспитанного на миллеровской Версии русской истории, ответ, скорее всего, будет «совершенно очевиден». Естественно предположить, что ПРАВОСЛАВНЫЙ иерарх Павел Алеппский, сын ПРАВОСЛАВНОГО Антиохийского патриарха, приехавший в ПРАВОСЛАВНУЮ Россию к ПРАВОСЛАВНОМУ царю Алексею Михайловичу, пишет свой отчет по-гречески или по-русски. В крайнем случае, по-латински. Что, впрочем, уже было бы довольно странно. Но оказывается, ОТЧЕТ НАПИСАН ПО-АРАБСКИ! Вот что сообщают историки: «Полный РУКОПИСНЫЙ АРАБСКИЙ ТЕКСТ этих записок под названием „Путешествие Антиохийского Патриарха Макария в Россию в половине XVII столетия“ издан Саввино-Сторожевским монастырем… в 1898 году» [422], с. 95.

Дальше еще интереснее. Православный автор путевого отчёта XVII века, оказывается, совершенно свободно переходит с арабского на русский язык, однако при этом записывает русские слова АРАБСКИМИ буквами. Вот что говорит комментарий XIX века к записи разговора царя Алексея Михайловича [422], с. 98–99, помещенный в издании рукописного текста Павла Алеппского в 1898 году. Сообщается следующее: «ЭТИ СЛОВА И ВЕСЬ ПОСЛЕДУЮЩИЙ РАЗГОВОР ЦАРЯ С ЧТЕЦОМ В ПОДЛИННИКЕ ЗАПИСАНЫ ПО-РУССКИ АРАБСКИМИ БУКВАМИ». Цит. по [422], с. 99. Таким образом неожиданно выясняется, что в эпоху Алексея Михайловича РУССКИЙ ТЕКСТ ВПОЛНЕ МОГЛИ ПИСАТЬ ПО-РУССКИ, НО АРАБСКИМИ БУКВАМИ. Это прекрасно соответствует нашей реконструкции.

Современные историки обратили внимание на этот факт плохо вписывающийся в близкую их сердцу скалигеровскую версию истории. И, как обычно, тут же выдвинули «объяснение». Дескать, все дело в том, что патриарх Антиохийский Макарий III был «по происхождению араб» [422], с. 95. Впрочем, никаких обоснований этого в [422] не дается. Но даже если это было и так, странность не исчезает. Ведь путевой отчет писался в окружении Антиохийского патриарха, и, следовательно, в нем должен был использоваться язык, принятый в Православной церкви. Кто бы ни был автор, он обязан был писать на «уставном» языке, а не на языке своих родителей. Кстати, тот факт, что написанный по-арабски и по-русски арабскими буквами отчет Павла Алеппского дошел до нас, означает, что его бережно хранили, может быть, в Антиохийской патриархии как достаточно важный и «правильный» документ.

Нас уверяют, будто арабское письмо является признаком мусульманства. В то же время известно, что Антиохийская патриархия всегда была одним из важных центров Православной церкви. Мы видим, что в XVII веке картина была иной, чем ее рисуют нам сегодня. По нашему мнению, арабский язык и арабская письменность (которая использовалась, в частности, и для церковно-славянского языка) были, наряду с кириллицей, общеприняты в Православной церкви. В том числе и в Русской Православной церкви, вплоть до эпохи первых Романовых.

Сегодня считается, что позиционная система записи чисел была изобретена в Индии «очень давно» [821], с. 88. И затем заимствована арабами, которые наконец-то и принесли ее в средневековую Европу. Именно в Европе «арабские цифры» послужили толчком к быстрому развитию математики и вычислений во второй половине XVI — начале XVII века В 1585 году были уже изобретены десятичные дроби [821], с 119. Историк математики Д. Л. Стройк пишет: «Это было одним из больших усовершенствований, которые стали возможными благодаря всеобщему принятию индийско-арабской системы счисления. Другим большим усовершенствованием вычислительной техники было изобретение логарифмов» [821], с. 120. Напомним, что логарифмы были изобретены в первой половине XVII века [821], с. 120–121.

Подчеркнем, что как десятичные дроби, так и логарифмы могли появиться лишь ПОСЛЕ ВВЕДЕНИЯ ПОЗИЦИОННОЙ ДЕСЯТИЧНОЙ СИСТЕМЫ СЧИСЛЕНИЯ. Причем ВСКОРЕ после, поскольку, коль скоро позиционная система счисления была внедрена, изобретение дробей и логарифмов уже не заключало в себе особой сложности. В самом деле, рассмотрим вопрос об изобретении десятичных дробей. Если мы имеем позиционную систему счисления, то перемещение любой цифры на один разряд вверх «повышает ее вес», то есть вклад этой цифры в значение записанного в позиционной системе числа, в десять раз. Для целых чисел самым младшим разрядом является разряд единиц. Естественная мысль — добавить разряды «ниже» разряда единиц по тому же правилу: перемещение цифры на разряд вниз уменьшает ее вклад в результирующее значение в десять раз. Для того чтобы сделать это, достаточно придумать разделитель целых и дробных разрядов. То есть десятичную запятую. Например, в записи числа 16,234 запятая отделяет два целых разряда от трех дробных. Вряд ли для такого изобретения потребовались СОТНИ лет, как на том настаивает скалигеровская история науки. Скорее всего, это было сделано довольно быстро, за десятки лет, вскоре после изобретения нуля и позиционной системы счисления.

Чуть более сложным, но тоже не представляющим из себя принципиальных затруднений является изобретение ДЕСЯТИЧНЫХ ЛОГАРИФМОВ — опять-таки на основе десятичной позиционной системы счисления. Дело в том, что целая часть десятичного логарифма это ДЛИНА ЗАПИСИ ЧИСЛА в позиционной десятичной системе, уменьшенная на единицу. Не трудно заметить — и это, скорее всего, было достаточно быстро сделано, — что при умножении двух натуральных чисел длины их записей в общем-то складываются (с точностью до единицы, которую иногда приходится вычитать). Последнее связано с тем, что при умножении чисел их логарифмы складываются, следовательно, целые части логарифмов тоже складываются с точностью до единицы. Лишняя единица возникает тогда, когда сумма дробных частей складываемых логарифмов больше или равна единице. Естественная задача для средневекового математика — уточнить характеристику, задаваемую длиной числа, таким образом, чтобы при перемножении чисел эти характеристики В ТОЧНОСТИ СКЛАДЫВАЛИСЬ. Правильное понимание идеи мгновенно приводит к понятию логарифма. Именно эту задачу и пытался решить Джон Непер при создании логарифмов в начале XVII века. Он придумал логарифмы. Сначала в несколько неуклюжей форме, но затем идея была быстро доведена до ее почти современного состояния [821], с 121. Д. Я. Стройк сообщает, что полная таблица десятичных логарифмов целых чисел от единицы до ста тысяч была опубликована в 1627 году [821], с. 121. То есть всего лишь через 13 лет после первой работы Джона Непера на эту тему [821], с 120–121.

Следовательно, от появления идеи позиционного десятичного счисления до создания десятичных дробей и логарифмов не могло пройти очень много времени. А поскольку логарифмы были созданы лишь в начале XVII века, то можно уверенно предположить, что распространение позиционной десятичной системы счисления началось НЕ РАНЕЕ СЕРЕДИНЫ XVI ВЕКА Н. Э. Причем на первых порах — среди математиков и вычислителей, то есть представителей сравнительно узкого круга ученых. И лишь затем эта идея проникла в общество, и ею стали пользоваться издатели, художники, школьные учителя и та

Но сегодня нас хотят убедить, что в западноевропейском обществе такие далекие от математики люди, как, например, художники, свободно пользовались позиционной десятичной системой счисления уже в XV веке и даже в более ранние эпохи. Не говоря уж об индусах, которые якобы пользовались этой системой аж в 500 году до н. э. (!) [755], с. 20. Правда, как потом рассказывает нам та же скалигеровская история науки, «древние» индусы почему-то «забыли» об этих своих выдающихся математических открытиях. Но, по счастью, успели рассказать о них арабам. Которые и донесли этот светоч «древнейших знаний» до необразованной Европы. Произошло это в Средние века. Индия в это время (как, впрочем, и Европа) была погружена в мрачную эпоху средневекового невежества. По крайней мере математического. Во всяком случае, как нам говорят сегодня, «относительно математики в Китае и в Индии мы располагаем очень ограниченным запасом сведений. Либо исчезли, ЛИБО ЕЩЕ НЕ НАЙДЕНЫ многие материальные свидетельства» [755], с. 45.

По нашему мнению, нарисованная историками картина неестественна и даже нелепа. Определить примерную дату изобретения позиционной десятичной системы счисления можно по бурному развитию и внедрению этой идеи, которое началось лишь в конце XVI века [821]. Следовательно, сама идея возникла где-то в середине XVI века, а не в глубокой древности. Нельзя отделять идею от ее прямых и ОЧЕВИДНЫХ следствий СОТНЯМИ и даже ТЫСЯЧАМИ лет. Поэтому все те «древне»-вавилонские, «древне»-индийские, «древне»-арабские и вообще «очень-очень древние» тексты, в которых использована идея позиционного десятичного счисления, не могли появиться ранее XVI века.

Это в полной мере относится и к якобы «древнейшей» КЛИНОПИСИ Двуречья. Сегодня нам говорят, будто «древние шумеры» еще в ТРЕТЬЕМ ТЫСЯЧЕЛЕТИИ ДО Н.Э. широко пользовались позиционной системой [821], с. 40. А якобы за ДВЕ ТЫСЯЧИ ЛЕТ ДО Н.Э. они уже свободно решают линейные и квадратные уравнения с двумя неизвестными. Д. Л. Стройк сообщает: «Вавилоняне времен Хаммурапи ПОЛНОСТЬЮ владели техникой решения квадратных уравнений. Они решали линейные и квадратные уравнения с двумя неизвестными, решали даже задачи, сводящиеся к кубическим и биквадратным уравнениям» 1821], с. 42. А В ПЕРВОМ ТЫСЯЧЕЛЕТИИ ДО Н.Э. «древние шумеры» производят вычисления «которые доведены до СЕМНАДЦАТОГО шестидесятичного знака. СТОЛЬ СЛОЖНЫЕ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНЫЕ работ уже нельзя связывать с вычислением налогов или измерением, — стимулом для них были астрономические задачи» [821], с. 44.

По нашему мнению, все эти «древне»-шумерские математические высоты были достигнуты лишь в XVI–XVII или даже в ВОСЕМНАДЦАТОМ веках НАШЕЙ ЭРЫ. А отнюдь не до нашей эры, как полагают историки, основываясь на ошибочной хронологии Скалигера. Недаром даже Джон Непер, изобретатель логарифмов, «избегал операций с дробями» [755], с. 130. Хотя историки математики считают, что он производил действия с дробями «легко», тем не менее, сам факт избегания дробей весьма красноречив. И неудивителен. Поскольку, как мы видели, десятичные ДРОБИ были изобретены лишь в 1585 году, когда Джону Неперу (1550–1617) было уже 35 лет [821], с 121. А до этого операции с дробями были громоздки и неудобны. Математики, бухгалтеры, счетоводы, астрономы XVI–XVIII веков нашей эры, жившие на территории Междуречья, по-видимому, еще не имели в достаточном количестве бумаги. Поэтому были вынуждены записывать свои вычисления на глиняных табличках. Которые быстро вышли из употребления в XVIII–XIX веках, когда здесь наконец-то появилась бумага в достаточном количестве. Затем, лет через сто, радостно заброшенные таблички были обнаружены западноевропейскими археологами. И тут же с восторгом объявлены «древнейшим свидетельством могущества допотопной шумерской науки». Расцветшей якобы в III тысячелетии до н. э. Местные жители возражать не стали.

Д. Л. Стройк пишет: «Весьма разнообразны знаки, которые применялись для записи цифр в позиционной системе, но имеются два главных типа: индийские обозначения, которые применялись восточными арабами, и так называемые цифры „гобар“ (или „губар“), которые применялись западными арабами в Испании. Знаки первого типа и сейчас еще применяются в арабском мире, но наша современная система, по-видимому произошла из системы „гобар“» [821], с. 89.

ВОПРОС О ПРОИСХОЖДЕНИИ «АРАБСКИХ ЦИФР» ОСТАЕТСЯ В СКАЛИГЕРОВСКОЙ ИСТОРИИ НАУКИ ОТКРЫТЫМ ДО СИХ ПОР. Существуют различные теории на этот счет. Например, теория Вепке, согласно которой арабские цифры проникли на Запад якобы в V веке из Александрии через неопифагорейцев [821], с. 90. Есть и другая теория — Н. М. Бубнова. Согласно ей, знаки «гобар» произошли из давних римско-греческих символов [821], с. 90. Но ни в том, ни в другом случае не предъявляются РОДОНАЧАЛЬНИКИ хорошо знакомых нам арабских цифр. В качестве таких родоначальников о&ь являются ЗАБЫТЫЕ римско-греческие или александрийский символы. Сегодня неизвестные.

Известный русский историк математики В. В. Бобынин писал: «ИСТОРИЯ НАШИХ ЦИФР ПРЕДСТАВЛЯЕТ НЕ БОЛЕВ КАК РЯД ПРЕДПОЛОЖЕНИЙ, ПЕРЕМЕЖАЮЩИХСЯ ПРОИЗВОЛЬНЫМИ ДОПУЩЕНИЯМИ, производящими иногда, вследствие предшествующего употребления метод внушения, впечатление КАК БЫ ЧЕГО-ТО ДОКАЗАННОГО». Цит. по [989], с 53. Авторы Энциклопедии [989], после изложения различных теорий происхождения арабских цифр делами следующий многозначительный вывод: «Таким образом, МЫ ДО СИХ ПОР НЕ ИМЕЕМ ИСТОРИЧЕСКИ ОБОСНОВАННОЙ ГИПОТЕЗЫ, КОТОРАЯ ДОСТАТОЧНО УДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНО ОБЪЯСНЯЛА БЫ ПРОИСХОЖДЕНИЕ НАШИХ ЦИФР» [989], с. 52.

Нам представляется, что дело не такое уж и сложно. Стоит лишь отрешиться от неправильных скалигеровских датировок, как происхождение «арабских цифр» становится почти очевидным. И весьма естественным. Как мы сейчас покажем, ВСЕ «АРАБСКИЕ ЦИФРЫ» ПРОИЗОШЛИ ИЗ ПРЕДШЕСТВУЮЩЕЙ ПОЛУПОЗИЦИОННОЙ СЛАВЯНО-ГРЕЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ СЧИСЛЕНИЯ. Причем ясно будет видно, что был использован именно СЛАВЯНСКИЙ ВАРИАНТ букв-символов. Источником послужила русская скоропись XVI века. ПРОИЗОШЛО ВСЕ ЭТО, СКОРЕЕ ВСЕГО, В XVI ВЕКЕ. То есть как раз в эпоху изобретения нуля и позиционной системы счисления. Перейдем к подробному изложению.

До изобретения позиционной системы счисления и арабских цифр на Руси использовалась полу позиционная система, где для каждой десятичной цифры имелось три различных знака, в качестве которых выступали церковно-славянские буквы кириллицы [782], вып. 1, с. 16. Одна буква предназначалась для изображения данной цифры в разряде единиц. Другая — для изображения той же цифры в разряде десятков. И наконец, третья — в разряде сотен, рис. 62. Ноль отсутствовал, но, поскольку в разных разрядах обозначение цифр было разным само обозначение цифры указывало на разряд, в котором она стоит. С помощью такой системы можно было производить все обычные арифметические действия с целыми числами в пределах от единицы до тысячи. Для чисел больше тысячи приходилось применять специальные дополнительные значки, рис. 62.

Рис. 62. Старая славяно-греческая полу позиционная система записи цифр. Взято из [782], вып. 1, с. 16

Поясним таблицу на рис. 62. Например, цифра «один» изображалась тремя способами:

1) буквой А, если единица стояла в разряде единиц, то ее в первом разряде;

2) буквой I, если единица стояла в разряде десятков, то есть во втором разряде;

3) буквой Р, если единица стояла в разряде сотен, то есть в третьем разряде.

Скажем, число РА означало 101. В нынешней позиционной системе при записи числа 101 используется ноль, так как отсутствует цифра во втором разряде. В старой же славянской полу позиционной записи нуля не было, но само обозначение единицы разными буквами указывало, что последняя из них стоит в первом, а первая — в третьем разряде. Таким образом для записи целых чисел от единицы до тысячи использовалось не ДЕСЯТЬ символов, как сегодня — ДЕВЯТЬ ЗНАЧАЩИХ ЦИФР И НОЛЬ, — а ДВАДЦАТЬ СЕМЬ букв кириллицы. НА КАЖДУЮ ЗНАЧАЩУЮ ЦИФРУ ПРИХОДИЛОСЬ ТЕМ САМЫМ ПО ТРИ БУКВЫ. В таблице на рис. 62 двадцать семи кириллических букв расположены в трех верхних строках. Под каждой арабской цифрой мы видим три различные буквы кириллицы. Остальные четыре строки таблицы на самом деле повторяют первую строку, но снабжены специальными дополнительными символами, чтобы обеспечить следующие разряды от тысячи до миллиона. Новые буквы при этом не используются.

Зададимся вопросом. Что должно было произойти, когда указанную старинную систему обозначений решили заменить на нынешнюю позиционную систему с нулем? Для этого нужно было оставить вместо двадцати семи знаков всего лишь девять (и добавить ноль). Самый простой и естественный способ — оставить из трех обозначений-букв для каждой цифры только одну кириллическую букву.

Оказывается, именно это и было сделано. Как мы сейчас увидим, в результате получились привычные нам сегодня «арабские цифры». Что сразу же делает очевидным тот факт, что люди, впервые придумавшие «арабские цифры», пользовались до этого именно славяно-греческой полу позиционной системой счисления. Причем для «арабских цифр» были использованы во многих случаях именно РУССКИЕ СКОРОПИСНЫЕ формы XVI века кириллических букв. Что может означать лишь одно. Для изобретателей арабских цифр русская СКОРОПИСЬ XVI ВЕКА была хорошо знакомым, привычным почерком.

В частности, исчезает и «великая загадка» скалигеровской истории — откуда же взялись «арабские цифры»? Они произошли из славяно-греческих цифр-букв в формах русской скорописи XVI века. Кроме того, и другие детали, о которых мы ниже расскажем, однозначно показывают, что использовалась именно РУССКАЯ, а не ГРЕЧЕСКАЯ азбука XVI века. Эти азбуки несколько отличаются.

Обратимся теперь к таблице на рис. 63. Обсудим каждую Цифру отдельно.

ЕДИНИЦА. Из трех возможных обозначений единицы была выбрана буква I (единица в разряде десятков) как наиболее простая из трех. Она обведена кружком на рис. 63. Получилась «индо-арабская» единица.

ДВОЙКА. Для двойки была использована не буква В (то есть вторая буква греческой азбуки), а буква Б — вторая буква ЦЕРКОВНО-СЛАВЯНСКОЙ азбуки. При этом была взята скорописная форма этой буквы, перевернута и зеркально отражена, рис. 63. Получилась привычная нам сегодня «индо-арабская» двойка. В данном случае автор новых обозначений явно доказал свое предпочтение славянской азбуке перед греческой, в греческой азбуке буквы Б нет. Она пропущена, и сразу после А идет В.

Рис. 63. Наша схема происхождения арабских цифр из славянских цифр-букв предшествующей полу-позиционной системы счисления. Обратите внимание, что во многих случаях ДЛЯ АРАБСКИХ ЦИФР БЫЛИ ВЗЯТЫ РУССКИЕ СКОРОПИСНЫЕ ФОРМЫ КИРИЛЛИЧЕСКИЕ БУКВ

Тройку мы пока пропустим, так как ее обозначение переставлено с семеркой.

ЧЕТВЕРКА. У четверки есть две формы: открытая и закрытая. Закрытая форма «домиком» получается из славянской буквы Д обозначавшей четверку в первом разряде. Открытая же форма получается из славянской буквы У, обозначавшей четверку в третьем разряде, рис. 63. Получилась «индо-арабская» четверка

Пятерку, шестерку и семерку мы пока пропустим, так как их обозначения переставлены. Подробнее об этом ниже.

ВОСЬМЕРКА. Она получается из славянской буквы «омега», обозначавшей восьмерку в третьем разряде. Буква повернута на девяносто градусов, рис. 63. Получилась «индо-арабская» восьмерка

ДЕВЯТКА. Здесь для «индо-арабской» цифры была использована нестандартная, ЧИСТО РУССКАЯ форма девятки в третьем разряде. Обычно в славяно-греческих обозначениях для этого использовалась буква Ц. Однако на Руси использовали также букву Я для обозначения девятки в третьем разряде. Мы видим, что ее скорописная форма — это в точности «индо-арабская» девятка с приделанной палочкой. Палочку отбросили. Получилась хорошо знакомая нам сегодня «индо-арабская» цифра девять, рис. 63. Упомянутая скорописная форма буквы Я была с небольшими изменениями канонизирована во время Петровской реформы и используется до сих пор. На рис. 64 приведен образец Русской скорописи начала XVII века [791], вып. 19, форзац. Здесь написано русское слово «знамя». В его конце стоит буква Я.

Перейдем теперь к «индо-арабским» цифрам: ТРОЙКА, Пятерка, шестерка и семерка.

Рис. 64. Скорописная форма славянской буквы Я в конце слова «знамя». Ясно видно, что если отбросить верхнюю палочку, то получится «ИНДО-АРАБСКАЯ» ДЕВЯТКА. Взято из [791], вып. 19
Рис. 65. Скорописная форма славянской буквы Т в начале слова. Ясно видно, что это в точности «ИНДО-АРАБСКАЯ» СЕМЁРКА. Взято из [791], вып. 19

ТРОЙКА и СЕМЁРКА. Для «индо-арабской» тройки была использована русская скорописная форма буквы 3, обозначавшая семерку в первом разряде, рис. 63. Формы русско скорописной буквы 3 и «индо-арабской» тройки полностью идентичны. И наоборот, для «индоевропейской» семерки была использована скорописная форма русской буквы Т, обозначающая тройку в третьем разряде, рис. 65. Таким образом, обозначения для тройки и семерки были почему-то ПЕРЕСТАВЛЕНЬ местами.

ПЯТЕРКА и ШЕСТЕРКА. Для «индо-арабской» пятерке была использована скорописная форма русской буквы «зело», обозначавшая шестерку в первом разряде, рис. 63. И наоборот для «индо-арабской» шестерки была использована скорописная форма славянской буквы Е, обозначавшей пятерку в первом разряде. Эта форма, кстати, очень близка к современна форме рукописной буквы Е. Создатели «индо-арабских» цифр просто зеркально отразили славянскую букву Е и получили шестерку. На рис. 66 приведен образец русской скорописи начала XVII века, где буква Е в конце слова «великие» написан как зеркально отраженная шестерка [787], вып. 7. Таким образом, обозначения для пятерки и шестерки были почему-то ПЕРЕСТАВЛЕНЫ местами. Как и в случае тройки и семерки.

Рис. 66. Скорописная форма славянской буквы Е в конце слова «великие». Ясно видно, что это в точности «ИНДО-АРАБСКАЯ» ШЕСТЕРКА получается из этой буквы Е зеркальным отражением. Взято из [787], вып. 7

НОЛЬ. Вопрос о НУЛЕ особенно интересен. Поскольку именно изобретение нуля позволило ввести НОВУЮ СИСТЕМУ СЧИСЛЕНИЯ. В современной системе счисления ноль обозначает место ОТСУТСТВУЮЩЕЙ ЦИФРЫ в том или ином разряде. Вместо нее ставится ноль. Зададимся вопросом: откуда произошло обозначения нуля привычным ныне кружочком? Старые обозначения обычно не были совсем отвлеченными, поэтому, скорее всего, обозначение нуля явилось сокращением (или видоизменением) какого-то осмысленного слова. Зададимся вопросом: какого именно? Оказывается, это легко и естественно объясняется в предположении, что исходное слово было славянским. Как сообщает В. И. Даль, слово или предлог О в русском языке раньше могло употребляться вместо приставки ОТ [223], т. 2, столбец 1467. Приставка же ОТ означает ОТСУТСТВИЕ. Этимологический словарь: ОТ — «глагольная приставка — обозначает прекращение, завершение действия; удаление, устранение чего-либо» [955], т. 1, с. 610. Таким образом, отсутствующую цифру вполне естественно было обозначить символом, похожим на букву О. По-видимому, именно так и возник современный знак нуля — кружочек «0». Что касается самого слова НОЛЬ, то оно могло произойти от старого русского НОЛИ или НОЛЬНО. Сегодня это слово уже забыто, но раньше оно часто использовалось в русском языке. Об этом говорят многочисленные примеры его употребления в старых текстах, приведенные в Словаре русского языка XI–XVII веков [789], с. 420–421. Слово НОЛЬНО, или НОЛЬНЫ, НОЛЬНЕ, НОЛЬНА использовалось, в частности, как ограничительная частица, в смысле «не прежде чем, только когда» [789], с. 421. Но ведь и ноль в десятичной записи числа можно рассматривать, как ограничительный знак, «не пускающий» цифру соседнего разряда на место отсутствующей цифры данного разряда. Дело в том, что в предшествующей славяно-греческой полу позиционной системе счисления при отсутствии значащей цифры в том или ином разряде цифры соседних разрядов придвигались друг к другу, занимая пустые места отсутствующей цифры. Именно поэтому приходилось обозначать одни и те же цифры в разных разрядах разными буквами — чтобы различить их. В позиционной же системе не нужно, поскольку на место отсутствующей значащей цифры другие цифры попасть не могут — их «не пускает» ноль. Итак, ноль могли первое время рассматривать как «не пускающий» знак, а значит, и его название вполне могло произойти от ограничительной частицы НОЛЬНО в старом русском языке. Нольно — ноль.

Кроме того, слово НОЛИ в старом русском языке употреблялось также и для обозначения не осуществившейся возможности: «помышлялъ есмь въ себе:…ноли буду лучии тогда, но худъ есмь и боленъ» [789], с. 420. В современном переводе: думал про себя: может быть, («ноли») буду лучше тогда, [но это не осуществилось], я плох и болен. Этот смысл старого слоя НОЛИ тоже весьма подходил для нуля в позиционной системе. Ведь цифра ноль обозначает как бы не осуществившуюся можность иметь значащую цифру в данном разряде.

Итак, название новой цифры НОЛЬ, позволившей ввести новую для своего времени позиционную систему счислен возникло, скорее всего, на основе именно русского языка. Та же как и новые обозначения «индо-арабских» цифр появились в результате легкого видоизменения старых русских цифр-букв. Все это происходило, как мы выяснили, не так уж давно — скорее всего, не ранее конца XVI века. А не в далеком Средневевье, как ошибочно утверждает скалигеровская хронология.

В заключение отметим, что в принципе можно пытаться искать буквы, похожие на «индо-арабские» цифры, и в других азбуках. Однако важно подчеркнуть, что для выяснения происхождения «индо-арабских» цифр подходит ДАЛЕКО НЕ ВСЯКАЯ АЗБУКА. Ведь требуется найти не просто какие-то буквы, «похожие на цифры» (что иногда удается), а буквы-цифры, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ИСПОЛЬЗОВАВШИЕСЯ В СРЕДНИЕ ВЕКА В КАЧЕСТВЕ ОБОЗНАЧЕНИЙ ЦИФР. Причем в силу естественной консервативности обозначений цифровые значения старых цифр-букв должны в основном сохраняться и в новой системе счисления. Как это имеет место для славянско-греческой азбуки и «индо-арабских цифр». Азбуки же, не использовавшиеся для обозначения цифр, привлекать не имеет смысла.

С нашим выводом о том, что ноль был изобретен только в конце XVI века, прекрасно согласуется и следующий известный исторический факт, поразительный с точки зрения скалигеровской хронологии. Напомним, что историки предлагают нам Рсчитать, что ноль был известен еще в глубокой древности. Однако в то же время известно, что математики даже в XVI веке ещё НЕ РАССМАТРИВАЛИ КОРНИ УРАВНЕНИЙ, РАВНЫЕ НУЛЮ [219], с. 153. Кроме того, как сообщают историки науки, естественная идея — оставить в правой части уравнения НОЛЬ, появилась лишь в конце XVI — начале XVII века [219], с 153. Хотя, повторяем, ноль по мнению историков, был к тому времени якобы уже давным-давно известен. Цитируем: «Идея приравнивания уравнения нулю БЫЛА ЧУЖДА МАТЕМАТИКЕ ВОЗРОЖДЕНИЯ. ВПЕРВЫЕ КАНОНИЧЕСКУЮ ФОРМУ УРАВНЕНИЯ привел англичанин Т. Гэрриот (1580–1621) в книге „Применение аналитического искусства“» [219], с 153.

Обратимся, например, к известной гравюре «Меланхолия» знаменитого средневекового художника Альбрехта Дюрера, жившего якобы в 1471–1528 годах, рис. 67.

Рис. 67. Гравюра А. Дюрера «Меланхолия». Взято из [1232]

В правом верхнем углу гравюры нарисован так называемый магический квадрат размером 4 на 4 (четыре строки и четыре столбца). Напомним, что сумма чисел, стоящих в каждой строке, и сумма чисел, стоящих в каждом столбце магического квадрата, одна и та же. В данном случае она равняется 34. На рис. 69 мы приводим увеличенное изображение этого квадрата. А на рис. 69 показано увеличенное изображение первой клетки во втором ряду. Тут стоит цифра 5. И она Действительно ДОЛЖНА здесь стоять — иначе квадрат перестанет быть «магическим».

Рис. 68. Фрагмент гравюры A. Дюрера «Меланхолия» с изображением «магического квадрата». Взято из [1232]

Но достаточно вглядеться в изображение, чтобы стало совершенно очевидно, что эта пятерка получилась ИСПРАВЛЕНИЕМ стоявшей тут раньше цифры ШЕСТЬ, рис 69. Картина становится ясна. Нынешнюю ШЕСТЕРКУ первоначально, то есть в эпоху XVI века, использовали как обозначение цифры пять. И наоборот, нынешнюю ПЯТЕРКУ — как обозначение цифры шесть, В этих старых, первоначальных обозначениях и был нарисован «магический квадрат» Дюрера. Но когда обозначения поменялись, в новых обозначениях квадрат перестал быть магическим. Пришлось переправить рисунок. Может быть, это сделал сам Дюрер. А может быть — кто-то другой, уже после его смерти. Вероятно, переделке подверглись цифры не только на гравюрах Дюрера Но на его гравюре «Меланхолия» сохранились совершенно отчетливые СЛЕДЫ ЭТОЙ ПЕРЕДЕЛКИ ЦИФР В XVI–XVII ВЕКАХ.

Рис. 69. Откровенно переделанная цифра в «магическом квадрате» гравюры A. Дюрера «Меланхолия». Цифру 6 переделали в цифру 5. Взято из [1232]

То обстоятельство, что в начале XVII века значения «индо-арабских» цифр еще не устоялись, по-видимому, было затем использовано скалигеровскими историками для фальсификации дат, относящихся к началу XVII века. Пусть в каком-то документе некоторая дата начала XVII века, например, ТЫСЯЧА ШЕСТЬСОТ ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ ГОД была записана по-старому, то есть как 1514 год, где символ 5, в виде буквы ЗЕЛО, обозначал цифру ШЕСТЬ. Затем цифровое значение этого символа изменилось и стало ПЯТЬ. Если забыть, что цифровое значение символа 5 менялось, то теперь дату 1514 год мы прочтем «по-новому»: как ТЫСЯЧА ПЯТЬСОТ ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ ГОД. Вместо подлинного исходного значения — тысяча шестьсот четырнадцатого года. Как мы видим, дата удревyилась на СТО ЛЕТ. Тем самым таким простым приемом можно было опустить вниз во времени даты многих старых документов начала XVII века. По-видимому, скалигеровские историки XVII–XVIII веков этим «методом» широко пользовались. В результате они отодвинули в прошлое лет на сто многие события XVI–XVII веков. И в самом деле, мы уже хорошо знакомы столетним хронологическим сдвигом в европейской и, в частности, русской истории.

Не исключено, что перестановка цифровых значений «индо-арабских» цифр-букв — пятерку поменяли с шестеркой, а тройку с семеркой — была отнюдь не случайной. Вероятно, преследовали цель — СКРЫТЬ ПРОИСХОЖДЕНИЕ «индо-арабских» цифр-букв из прежних славяно-греческих обозначений. Скорее всего, это происходило уже в эпоху распада Великой = «Монгольской» Империи, то есть в первую половину XVII века. Когда в Западной Европе начали писать «новую историю» не только далеких веков, но и совсем недавнего прошлого. В нашей книге «Библейская Русь» мы уже высказали мнение о том, что одним из пунктов западноевропейской государственной программы независимости было, вероятно, создание новых языков, новых правил чтения и т. п. Немаловажное место в ряду этих реформаторских мероприятий было, по-видимому, преднамеренное искажение прежней системы цифровых обозначений. Стремились отделиться от традиций прежней Великой = «Монгольской» Империи не только в языковом и культурном отношении, но и в «цифровом» тоже. Для этого переставили обозначения цифр ПЯТЬ и ШЕСТЬ, ТРИ и СЕМЬ. В результате связь старых церковно-славянских цифр-букв с новыми «арабскими» цифрами стала не так сильно бросаться в глаза. Чтобы ее обнаружить, потребовалась определенная работа. А без таких перестановок она была бы очевидной — хотя бы на примере ТРОЙКИ, которая АО СИХ ПОР ПИШЕТСЯ НЕОТЛИЧИМО ОТ СЛАВЯНСКОЙ БУКВЫ 3.

Надо сказать, что из обнаруженного нами факта еще не следует, что «индо-арабские» цифры были придуманы именно на Руси. Очень может быть, что их придумали, например, в Египте или Западной Европе в конце XVI — начале XVII века. В те годы Великая Империя была еще единой, но в одних её местах в большей степени развивалось кораблестроение, в других — наука, в-третьих — изящные искусства, в-четвертых — медицина. Все достижения и открытия становились достоянием царского Двора Империи, «шли в общий котел». В каком-то смысле владельцем всех плодов интеллектуальной, производственной и прочей деятельности считался царь-хан, император. После раскола Империи прежняя идея соревнования за лучшие достижения в расчете заслужить милость царя-хана превратилась в идею саморекламы, столь развитую сегодня в Западной Европе: наша наука, наша медицина и т. п. — самая лучшая, а сами мы — самые достойные и хорошие. Понятно, почему подобная идея самовосхваления, постоянного ревнивого сравнения себя с окружающими развилась именно в Западной Европе, а, не скажем, на Руси. Европа была далеко от метрополии Империи и в XV–XVI веках находилась в довольно затруднительном положении. Заслужить милость царского двора было для европейцев зачастую не просто стремлением выслужиться перед властью, а борьбой за существование в прямом смысле слова В ход шли все средства.

По-видимому, «индо-арабские» цифры вошли во всеобщее употребление и, в частности, в делопроизводство в Западной Европе в XVII веке. И вскоре после этого, в эпоху Петра I, были приняты и на Руси. Здесь нужно отделять этап ИЗОБРЕТЕНИЯ «индо-арабских» цифр в конце XVI — начале XVII века и этап их широкого ВНЕДРЕНИЯ. Последнее происходило уже в XVII веке, ПОСЛЕ РАСКОЛА ИМПЕРИИ, когда русское общество бывшей метрополии усилиями западных ставленников — Романовых было разгромлено и поставлено в культурную зависимость от Западной Европы. Поэтому в новой романовской России «арабские» цифры были приняты именно в том виде, в каком они НЕЗАДОЛГО ДО ТОГО начали употребляться в Западной Европе.

Но если, как мы видим, «индо-арабские» цифры были внедрены лишь в начале XVII века, а в своем окончательном виде где-то в середине XVII века, то, следовательно, все записи, использующие «индо-арабские» цифры в их современном виде, нельзя датировать эпохой ранее конца XVI века. Если нам сегодня говорят, что на некоем документе современником поставлена дата в форме 1250 год, или 1460 гол, или даже 1520 год, то это ПОДДЕЛКА. Либо подделан документ, либо подделана дата (то есть проставлена задним числом). А в случае дат якобы XVI века, как мы уже говорили, вероятно, некоторые из них относятся на самом деле к СЕМНАДЦАТОМУ веку. Сегодня их неправильно воспринимают, считая символ пятеркой, как теперь, а не ШЕСТЕРКОЙ, как было первоначально.

Б связи с этим следует заново вернуться к вопросу когда на самом деле жили известные нам сегодня деятели XV–XVI веков? Например, нас уверяют, будто знаменитый художник Альбрехт Дюрер жил в 1471–1528 годах. Усомнимся в этом. Скорее всего, на самом деле он жил в конце XVI — в начале XVII века. Поскольку старый смысл дат вида 15(…) год, проставленных на его картинах и рисунках, был, вероятно, 16(…) год. А, следовательно, и его известные гравюры, звездные карты к птолемеевскому Альмагесту и т. д., были изготовлены не в начале XVI века, как нам сегодня говорят, а в начале XVII века. Напомним, что наш анализ Альмагеста показал, что эта книга в своем современном виде появилась, скорее всего, не ранее начала XVII века См. нашу книгу «Астрономический анализ хронологии». А, следовательно, и дюреровские звездные карты к Альмагесту были изготовлены примерно в это же время. А не на 100 лет раньше.

Приведем теперь несколько примеров записи дат на старых картинах и рисунках нескольких известных художников Средневековья. После всего сказанного выше становится понятным, что эти работы следует датировать ПРИМЕРНО СТА ГОДАМИ ПОЗЖЕ, чем это принято считать сегодня.

На рис. 70 приведен автопортрет А. Дюрера [1232], картина 1. Над головой художника крупно проставлена дата, рис. 71. Сегодня считается, что здесь написан 1493 год. Однако обратим внимание на форму второй слева цифры, якобы четверки. Не получена ли она путем легкого искажения славянской буквы «есть»? То есть прежней старой ПЯТЕРКИ. Если это так, то дата на автопортрете Дюрера окажется другой — 1593 год. То есть самый конец ШЕСТНАДЦАТОГО ВЕКА, на 100 лет позже чем принято думать сегодня.

Рис. 70. Автопортрет A. Дюрера, датируемый якобы 1493 годом. На самом деле это, скорее всего, 1593 год. То есть на сто лет ближе к нам. Взято из [1232], картина № 1
Рис. 71. Увеличенный фрагмент с датой на автопортрете А. Дюрера

На рис. 72 приведена одна из гравюр А. Дюрера [1232] номер 4. Наверху проставлена дата, рис. 73. Нам говорят, что тут стоит 1494 год. Однако всмотримся внимательнее в так называемую «четверку». Она написана практически так же, как и славянское рукописное Е. То есть как ПЯТЕРКА в старых обозначениях. Если это так, то данный рисунок А. Дюрера датируется не 1494 годом, а 1595 годом — концом XVI века.

На рис. 74 приведена картина А. Дюрера [1232], номер 11. На ней проставлена дата, рис. 75. Сегодня считается, что это 1499 год. Однако опять-таки здесь мы видим «четверку», которая является просто повернутой славянской буквой Е. Вероятно, здесь стоит ПЯТЕРКА в старых обозначениях, и, следовательно, эта картина датируется не 1499 годом, а 1599 годом. То есть концом XVI века.

На рис. 76 приведена гравюра А. Дюрера [1232], номер 12. На ней, внизу, проставлена дата, рис. 77. Считается, что это 1502 год. Однако, как мы объяснили выше, скорее всего, здесь символ 5 обозначает ШЕСТЕРКУ. Следовательно, это 1602 год — начало XVII века, на 100 лет позже, чем считается сегодня. Кстати, такая великолепная техника исполнения рисунка, как теперь становится понятно, возникла лишь в XVII веке.

На рис. 78 приведена картина А. Дюрера [1232], номер 16. Над головой женщины, изображенной на картине, проставлена дата, рис. 79. Сегодня нас уверяют, будто это, очевидно, 1505 год. Но в свете того, что нам теперь стало известно, это, скорее всего, 1606 год, поскольку старое цифровое значение символа 5 было ШЕСТЬ. Кроме того, в этой дате первая единица обозначена буквой X, а не буквой I, рис. 79. Но ведь буква X — это первая буква имени Христос. Это в точности отвечает нашей мысли, что в начале даты раньше ставили первую букву имени Иисус или имени Христос!

Рис. 72. Гравюра А. Дюрера «Битва морских богов». Наверху проставлена дата якобы 1494 год. На самом деле это скорее всего 1595 год. То есть, на сто лет ближе к нам. Взято из [1232], № 4
Рис. 73. Увеличенный фрагмент с датой на гравюре А. Дюрера «Битва морских богов». Взято из [1232], № 4
Рис. 74 Картина А. Дюрера, датируемая якобы 1499 годом. На самом деле это, скорее всего, 1599 год. То есть на сто лет ближе к нам. Взято из [1232], № 11

И лишь потом эту букву объявили обозначением «тысячи». Между прочим, в данном случае, на картине А. Дюрера, буква X в дате записана в форме характерной именно для КИРИЛЛИЦЫ.

Рис. 75. Фрагмент с датой на картине A. Дюрера якобы 1499 года

Все сказанное относится отнюдь не только к Альбрехту Дюреру, но и ко всем художникам и скульпторам, на картинах которых стоят даты якобы XV–XVI веков. Это относится и к датам, проставленным на старых книгах. В том числе и на первопечатных.

На рис. 80 приведена картина Ганса Фриза «Усекновение головы Иоанна Крестителя» из Базельского художественного музея [104], номер 10. Внизу проставлена дата, рассматриваемая сегодня как 1514 год, рис. 81. Однако, как мы уже объяснили, старое цифровое значение символа 5 было ШЕСТЬ. Так что, скорее всего, это 1614 или 1615 год. Обратим также внимание на запись первой цифры «один». Это явное «И с точкой», то есть i. Кроме того, впереди поставлена еще одна точка. Итак, в качестве «первой цифры» мы видим I, то есть первую букву, имени Icyс (в старом написании). Это в точности отвечает нашей реконструкции.

Неустойчивость форм «индо-арабских» цифр в эпоху XVI — начала XVII века ярко проявляется, например, на картинах знаменитого средневекового художника Луки Кранаха Сегодня считается, что он жил в 1472–1553 годах [797], с. 643. Например, одна и та же цифра 5 — означающая у Кранаха, скорее всего, ШЕСТЬ (а не пять, как сегодня) — НА РАЗНЫХ ЕГО КАРТИНАХ ВЫГЛЯДИТ СОВЕРШЕННО ПО-РАЗНОМУ. Как мы теперь начинаем понимать, Лука Кранах жил, скорее все-го, не в XV–XVI веках, а в XVI–XVII веках. Подобные колебания в написании цифр на его картинах указывают, что еще и в XVII веке правила написания «индо-арабских» цифр не устоялись. На рис 82 приведена гравюра Луки Кранаха Старшего «Давид и Абигайль» [1310], с. 7. Внизу справа изображена дощечка с инициалами Луки Кранаха, изображением дракона и с ДАТОЙ, рис 83. Сегодня считается, что тут написан 1509 год. На самом деле это, скорее всего, 1609 год. Обратите внимание на цифру 5, то есть на первоначальную шестерку (а не пятерку, как сегодня). Она отличается от современного написания 5 тем, что ЗЕРКАЛЬНО ОТРАЖЕНА. Кстати, стоит обратить внимание на то, как представлен здесь «древний» библейский царь Давид. Это типично средневековый рыцарь, в тяжелых латах. Рядом с женщиной Абигайль на земле, лежит ее шляпа с ПЕРЧАТКАМИ.

Рис. 76. Рисунок А. Дюрера, датируемый якобы 1502 годом. На самом деле это, скорее всего, 1602 год. То есть на сто лет ближе к нам. Взятою [1232], № 12
Рис. 77. Фрагмент с датой на рисунке А. Дюрера, датируемом якобы 1502 годом

Таким образом, средневековый художник Лука Кранах не видел ничего странного в том, что «древняя» библейская Абигайль — это средневековая женщина, носившая, в частности, такие предметы позднесредневекового туалета, как ПЕРЧАТКИ и шляпу с полями.

Вернемся к записи дат на средневековых документах. Непривычную сегодня, ЗЕРКАЛЬНО ОТРАЖЕННУЮ ФОРМУ имеет и цифра 5 в дате на гравюре Луки Кранаха «Святой Георгий» [1258], с. 9. См. рис. 84. Сегодня нам говорят, что тут записан 1509 год. Однако, скорее всего, это 1609 год, то есть начало XVII века.

Точно такую же ЗЕРКАЛЬНО ОТРАЖЕННУЮ ФОРМУ имеет цифра 5 на гравюре Луки Кранаха якобы 1509 года, изображающей святого Иеронима [1310], с. 14. См. рис. 85. На этой гравюре дощечка с датой нарисована перевернутой вверх, ногами. Для удобства чтения мы перевернули ее обратно. Скорее всего, здесь записан 1609 год. ЗЕРКАЛЬНО ОТРАЖЕННУЮ ФОРМУ имеет цифра 5 и на гравюре Кранаха «Johannes der Taufer im Wald preligend» якобы 1516 года. Взято из [1258 | с. 35. Фрагмент гравюры с датой мы приводим на рис. 86. Скорее всего, тут записан 1616 год. Однако на некоторых других картинах ТОГО ЖЕ ЛУКИ КРАНАХА цифра 5 написана по другому. А именно как пятерка пишется сегодня. Например на его гравюре «Турнир со шпалерой» якобы 1509 года [131$ с. 8–9. Мы приводим фрагмент с датой на рис. 87. Скорее всего, эта гравюра датируется 1609 годом.

Рис. 78. Картина А. Дюрера, датируемая якобы 1505 годом. На самом деле это, скорее всего, 1606 год. То есть на сто лет ближе к нам. Кроме того, первая цифра «один» записана явно как кириллическое Х то есть — как первая буква имени Христос. Взято из [1232], № 16
Рис. 79. Фрагмент с датой на картине А. Дюрера, датируемой якобы 1505 годом

В современном виде записана цифра 5 на картине Луки Кранаха, изображающей Ганса Лютера якобы 1527 года [1258] с 41. Мы приводим фрагмент с датой на рис. 88. Вероятно эта картина была написана в 1627 году. То есть столетием позже, чем считается сегодня. На рис. 89 мы приводим фрагмент с датой на картине Луки Кранаха «Женский портрет» якобы 1526 года [1310], Государственный Эрмитаж, Петербург. Цифра 5 написана в современном виде. Как мы понимаем, на самом деле тут, скорее всего, записана дата 1626 год.

ВАЖНОЕ ЗАМЕЧАНИЕ. Сегодня, когда мы смотрим на старые гравюры XVI–XVII веков — рисунки, географические карты и т. д., - то обычно уверены, что те оттиски, которые мы видим, действительно изготовлены автором в XVI или XVII веке Однако это далеко не всегда так. Дело в том, что автор гравюры вырезал изображение на доске — медной или деревянной. С нее уже делались оттиски: в изображение на доске втиралась краска, затем излишки краски убирались так, чтобы краска оставалась лишь в углублениях, сделанных резцом гравера. Потом на доску накладывали мокрую бумагу, поверх которой клали войлок. Под большим давлением оттиск прокатывался валиком. В результате бумага с силой вдавливалась через войлок во все углубления медной доски и забирала из них краску. Получался оттиск. Важно, что оттиски могли делать и намного позже, чем была изготовлена сама доска. Гравированные медные доски не уничтожались, а переходили из рук в рук, продавались и т. д. Гравюры-оттиски со старых досок могли делать и в XVIII, и в XIX веках. При этом не составляло большого труда внести некоторые изменения в изображение. Например переделать дату на рисунке или название на карте. Для этого достаточно было лишь отшлифовать требуемое место на доске, уничтожив первоначальное изображение, и выгравировать на этом месте новое. При прокатке листа бумаги тяжелым валом через войлок, мокрый лист по-прежнему хорошо прилегала к медной доске, даже в зашлифованных (слегка углубленных) местах, образовавшихся после редактирования. В результате получался «старый знаменитый оттиск», но с некоторыми новыми деталями.

Рис. 80. Картина Ганса Фриза «Усекновение головы Иоанна Крестителя». Базельский художественный музей. Она датируется якобы 1514 годом. Однако скорее всего это 1614 или 1615 год. То есть, на сто лет ближе к нам. Обратите внимание, что первая «цифра» писана как буква 1 (с точкой!), то есть как первая буква имени Иисус. Взято из [104], № 10
Рис. 81. Фрагмент с датой на картине Ганса Фриза «Усекновение головы Иоанна Крестителя»

То, что Ртак действительно происходило, хорошо известно. Например, в случае географических карт. Примеры такого редактирования мы лично видели на выставке старых географических карт в Москве в октябре 1998 года, в выставочной галерее «Юнион» на Смоленской площади. Об этом факте нам сообщили организаторы выставки, специалисты по древним картам. В частности, нам показали два оттиска старой карты с одной и той же медной доски. Один из них был сделан до редактирования, а второй, с рядом новых деталей, — после. В данном случае изменение было сделано не с целью подделки, а из чисто практических соображений — требовалось внести новые географические сведения на старую карту. Но, как мы понимаем, то же самое можно было проделать и с целью, скажем, фальсификации даты на карте. Или какого-то названия на ней. Переделать всю медную доску — большая работа. А вот внести несколько мелких, но принципиальных изменений — совсем несложно.

Рис. 82. Гравюра Луки Кранаха «Давид и Абигайль». Библейский Давид — средневековый рыцарь в латах. Абигайль одета как средневековая женщина. Взято из [1310], с. 7
Рис. 83. Фрагмент с датой на гравюре Луки Кранаха «Давид и Абигайль». Цифра 5 написана в зеркально отраженном виде. Взято из [1310], с. 7
Рис. 84. Фрагмент с датой на гравюре Луки Кранаха «Святой Георгий». Цифра 5 написана в зеркально отражённом виде. Взято из [1258], с. 9
Рис. 85. Фрагмент с датой на гравюре Луки Кранаха, изображающей святого Иеронима. Цифра 5 написана в зеркально отражённом виде. Взято из [1310], с. 14
Рис. 86. Фрагмент с датой на гравюре Луки Кранаха «Johannes der Та ufer im Wald preligend», якобы 1516 года. Цифра 5 написана в зеркально отраженном виде. Взято из [1258], с. 35
Рис. 87. Фрагмент с датой на гравюре Луки Кранаха «Турнир со шпалерой», якобы 1509 года. Здесь цифра 5 написана уже так, как её пишут сегодня. Взято из [1310],с.8–9
Рис. 88. Фрагмент с датой на картине Луки Кранаха, изображающей Ганса Лютера, якобы 1527 года. Цифра 5 написана уже в современном виде. Взято из [1258], с. 541
Рис. 89. Фрагмент с датой на картине Луки Кранаха «Женский Портрет», якобы 1526 года. Хранится в Государственном Эрмитаже, Петербург. Здесь цифра 5 написана уже в современном виде. Взято из [1310]

Читатель, воспитанный на общепринятой версии истории, возможно, думает, что русская письменность до XVII века была обычной, хорошо знакомой нам Ркириллической письменностью (или, в отдельных случаях, глаголической). Нам показывают книги якобы XI–XII веков, русские летописи якобы XV века — все они при некотором навыке читаются без особого труда (за исключением, может быть, лишь отдельных темных мест). Другими словами, по мнению историков, буквы русской азбуки мало изменились за века, прошедшие со времен «изобретения русской письменности».

Однако подлинная картина совсем другая. Как мы сейчас покажем, до XVII века по-русски писали не только кириллицей или глаголицей, но и СОВЕРШЕННО НЕПРИВЫЧНЫМИ сегодня буквами. Причем этих русских азбук было МНОГО. Некоторые из них использовались в отдельных случаях и в XVII веке. Сегодня они требуют расшифровки, которая не всегда удается. Более того, даже когда использовалась привычная сегодня кириллица в русских надписях до XVII века, прочитать их бывает трудно, поскольку кириллические буквы использованы совсем в другом значении. Выше мы уже приводили пример русской надписи начала XVII века, которая была расшифрована Н. Константиновым [425]. Сейчас мы приведем еще один яркий пример такого рода.

Известно, что В ЭПОХУ ПЕРВЫХ РОМАНОВЫХ БОЛЬШИНСТВО СТАРЫХ РУССКИХ КОЛОКОЛОВ БЫЛО ПЕРЕЛИТО. На многих из сохранившихся были испорчены надписи — сбиты или заменены новыми. Теперь уже трудно сказать что именно и как именно было написано на старых русскихх колоколах. Однако некоторые из таких «опасных» для романовской истории русских колоколов (или их копии) все-таки уцелели и просуществовали до XX века. Нам известен один такой Рколокол XVII века, на котором, по-видимому, была воспроизведена еще более старая надпись. Или же по каким-то причинам использованы старые русские азбуки. Это знаменитый Звенигородский колокол, именовавшийся Большим Благовестным колоколом Саввино-Сторожевского монастыря [422], с. 176–177. Он был уничтожен только в середине XX века. Мы приводим его старую фотографию и ее фрагменты на рис 90, 91 и 92. Считается, что колокол был отлит в 1668 году «государевым пушечным и колокольным мастером Александром Григорьевым». Колокол весил 2125 пудов 30 гривенок (ок. 35 тонн). Изображен на гербе Звенигорода. Погиб в октябре 1941 года [422], с 176. Его обломок показан на рис 93. Сегодня обломок колокола хранится в Звенигородском музее, в Саввино-Сторожевском монастыре.

Прорисовка надписи на Звенигородском колоколе приведена на рис. 94. Она заимствована нами из книги [808], опубликованной в 1929 году.

Обратите внимание, что вторая половина надписи на колоколе выполнена совершенно непривычными сегодня буквами. Причем использовано сразу несколько азбук. Разделителями между которыми служат некие гербы: двуглавые орлы и тд. По-видимому, гербы эти каким-то образом соотносятся с использованными тут видами русской письменности. Первые несколько строк расшифрованы. Последние строки не имеют надежного перевода до сих пор. Несмотря на то что в последних двух строчках используются в основном привычные нам кириллические буквы. Вот «перевод», а точнее, переложение на привычные нам современные буквы, первых нескольких строк этой русской надписи, заимствованный нами из книги [808].

«Изволениемъ всеблагаго и всещедраго Бгога нашегь и заступлением милостивый заступницы пресвятыя владычицы наглея Богородицы и за молитъвъ отъца нашего и милосътиваго заступника преподобнаго Савы Чудотворъца и по обещанию и повелънию раба Христова царя Ал… любьви своея душевныя и Рсердечнаго желания слить сей колокол в дом пресвятыя Богородицы честнаго и славнаго ея Рожества».

Надо сказать, что этот перевод, предложенный М. Н. Сперанским в [808], на самом деле содержит сильные искажения исходного текста, хотя многие слова действительно переведены правильно.

Рис. 90. Старая фотография Большого Благовестного колокола Саввино-Сторожевского монастыря в подмосковном городе Звенигороде. Звенигородский колокол был уничтожен в 1941 году. Эта старинная открытка хранится сегодня в Звенигородском музее. Других изображений колокола нам неизвестно. Взято из [422], с. 176
Рис. 91. Увеличенный фрагмент. Верхняя половина Звенигородского колокола. Взято из [422], с. 176

Но другие подменены таким образом, чтобы получился гладкий текст, не вызывающий вопросов. На месте этих слов в подлинном, древнем, тексте стоят ДРУГИЕ СЛОВА. В некоторых случаях — имена. Причем иногда — имена богов, звучащие сегодня СОВЕРШЕННО НЕПРИВЫЧНО. М. Н. Сперанский предпочел заменить их на более привычные. Такова, по-видимому, принятая у историков практика «переводов» древних текстов: переводить не все, что написано в древнем тексте, а только то, что не противоречит их «исторической концепции». Го есть, по мнению историков, отнюдь не следует переводить старый текст СЛОВО В СЛОВО. Не нужно сообщать читателю «вредные» для него и «очевидно неправильные» сведения из первоисточников. Перевод должен выглядеть гладко, стандартно и лишних вопросов не вызывать. Тогда «все будет хорошо».

Рис. 92. Увеличенный фрагмент. Нижняя половина Звенигородского колокола. Взято из [422], с. 176

Кстати, другие историки «переводят» надпись на Звенигородском колоколе по-другому. Вот, например, «перевод» Александра Успенского, сделанный в 1904 году. Он писал: «Самый большой колокол… пожалован царем Алексием Михайловичем и покрыт двумя надписями, из них нижняя (три строки) состоит изъ 425 криптографических знаков, означающих: „Изволением преблагаго и прещедраго Бога нашего и заступлением милостивыя заступницы Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и за молитв отца нашего и милостиваго заступника преподобнаго Саввы чудотворца и по обещанию и по повелению раба Христова царя Алексея и отъ любви своея душевныя и отъ сердечнаго желания слить сей колокол въ дом Пресвятыя Богородицы честнаго и славнаго Ея рождества и великаго и преподобнаго отца нашего Саввы — чудотворца, что в Звенигороде, нарицаемый Сторожевский“.

Рис. 93. Уцелевший обломок Звенигородского колокола. Из собрания Звенигородского музея-Взято из [422], с. 177
Рис. 94. Надпись на Звенигородском колоколе. Выполнена в XVI–XVII веках. Взято из [808]

Верхняя же надпись (изъ 6-ти строкъ) сделана по-славянски, она указывает дату устроения колокола (… „слить сей колоколъ… в лето оть сотворения света 7176, а отъ воплощения единороднаго Божьяего Слова 1667 месяца сентября въ 25 день… Лилъ мастеръ Александръ Григорьевъ“) и перечисляет членов Царского семейства и православных патриархов (Паисий александрийский, Макарий антиохийский и Иоасаф Московский и всея России), живших в то время» [943], с. 80.

А вот «перевод», предлагаемый современным историком В. А. Кондрашиной. Она пишет: «Замечательно, что на первом, что ВТОРОМ Благовестных колоколах было помещено ТАЙНОЕ ПИСЬМО, составленное царем, о содержании которого сам он и поведал: „А у подписей на конце написано: Раб Христов и Пречистыя Богородицы всех святых аз, многогрешный Алексей, челом бью сим колоколом и царица с сестрами.

А подписал аз, царь и государь всея Русии и самодержец, своею рукою премудрым письмом слогу и вымыслу 12 азбуками майя 7161 (1652) году“. Имело ли это сакральный смысл или было забавой умудренного науками человека, мы не знаем» [294], с. 117.

Поясним, что историки полагают, будто было ДВА звенигородских Благовестных колокола. Первый был отлит якобы в 1652 году, и его судьба НЕИЗВЕСТНА [294], с. 116. ВТОРОЙ колокол отлили в 1668 году. Именно он сохранялся в Звенигороде вплоть до 1941 года, когда был, наконец, уничтожен. Именно он и приведен на фотографии, показанной на рис. 90. Но в таком случае возникает законный вопрос. Где же в надписи на Звенигородском колоколе приводимое В. А. Кондрашиной «тайное письмо» царя Алексея? Почему-то в «переводе» Александра Успенского мы ничего подобного НЕ ВИДИМ. Ни о чем таком он не упоминает.

Вокруг надписи на Звенигородском колоколе накопилось много путаницы. Вот что сообщает В. А. Кондрашина: «Нам не известна судьба… первого в царствование Алексея Михайловича Благовестного колокола. Второй, 35-тонный, ДАЛЕКО ЗА ПРЕДЕЛЫ РОССИИ РАЗНЕСШИЙ СЛАВУ о Саввино-Сторожевском монастыре, появился значительно позднее, в 1668 г. ОДНАКО МЫ ЗНАЕМ, ЧТО БЫЛО НАПИСАНО на первом Благовестнике. Надпись составлял сам царь Алексей Михайлович, И ОНА СОХРАНИЛАСЬ В ЕГО КАНЦЕЛЯРИИ, среди бумаг приказа Тайных дел: „Изволением всеблагого и всещедраго Бога нашего и заступлением милостивые заступницы пресвятой владычицы нашея Богородицы молитвами и за молитв отца нашего и милостивого заступника преподобного Саввы чудотворца, и по обещанию и повелению раба Христова царя Алексея слит сей колокол в дом пречистыя Богородицы, честного и славнаго ея Рождества и великаго и преподобнаго отца нашего Саввы чудотворца, что в Звенигороде нарицаемый Сторожевский, при властях при честном архимандрите Ермогене да при честном келаре старце Вельямине Горскине…“ Далее перечислялась вся братия, состоявшая из уставщика, семи соборных старцев, чашника, 23 священников, 18 диаконов, 10 рядовых монахов. ЧТОБЫ НЕ ВОЗНИКАЛО СОМНЕНИЯ в причастности царя к составлению надписи, ОН писал: „А сию подпись писал сам государь своею рукою и с той подписи слово в слово подпись вылита“» [294], с. 116.

Скорее всего, картина здесь такова. Историки предлагают нам в качестве «перевода» надписи на Звенигородском колоколе некий текст, обнаруженный в архивах царского двора Причем неясно, к какому времени относится этот «перевод тайнописи». Может быть, этот перевод был изготовлен в то время, когда старые русские буквы XVI–XVII веков, отличающиеся от кириллицы и глаголицы, были уже основательно подзабыты. Надпись на колоколе уже не могли читать так свободно, как раньше. В результате получился весьма приблизительный ее пересказ. Вероятно, таких попыток прочтения надписи было несколько. «Переводы» получились различными. Некоторые из них дошли до нашего времени и были восприняты как «надписи с разных колоколов». В результате могла возникнуть легенда, будто было два Звенигородских колокола. На которых будто бы были приблизительно похожие надписи. В одной перечислялись члены царского семейства и патриархи. А в другой — братия монастыря, старцы и монахи.

Складывается ощущение, что современные историки предпочитают не вчитываться в ОРИГИНАЛ надписи на Звенигородском колоколе, а вместо этого цитируют различные и весьма приблизительные ее «переводы», сделанные в XVIII–XIX веках.

Поэтому мы заново тщательно изучили текст на Звенигородском колоколе. Прочитать удалось не все. Оказалось, что часть надписи, приведенная М. Н. Сперанским, содержит несколько собственных имен или каких-то непонятных сегодня слов, которые и были заменены М. Н. Сперанским на привычные сегодня, но не имеющие отношения к написанному слова. Некоторые из непонятных слов и собственных имен содержат не повторяющиеся в другой части текста буквы, которые поэтому не удается прочесть. В результате у нас получился следующий перевод. В нем мы заменяем непонятные буквы знаком вопроса. А несколько разделителей, стоящих в надписи и отделяющих друг от друга части текста, написанные разными азбуками, мы условно обозначаем в нашем переводе словом «герб». Поскольку многие из этих разделителей явно напоминают гербы. Например, двуглавый орел с короной в четвертой строке сверху и в конце текста, рис. 94. Несколько букв, слитых в одну, мы разбиваем на составляющие буквы и ставим их в фигурных скобках. Титлу мы обозначаем знаком «-». Разбиение надписи на строки, данное М. Н. Сперанским, мы сохранили.

Рис. 95. Надпись на Звенигородском колоколе с подстрочным переводом на современные буквы.

Следует помнить, что буква Ъ раньше часто читалась как О.

«ГЕРБ» Изволениемъ всеблагагь и въсещедрагь ба гогръ нашегъ «ГЕРБ» заступлениемъ?и?о?уицы заступлницы л?етц-зуызц?с ды?ицы нс?ез? богородицы «ГЕРБ» и за молитъвъ отъца нашег о «ГЕРБ» «ГЕРБ» и милосътиваго заступника преподобнаго псав??дотворъц «ГЕРБ» ы по?????нию и по повелЬния раба христова яря ОлеcЬя от?любьви своея душевныя и от серъдечьнаго желания «ГЕРБ» «ГЕРБ» «ГЕРБ» зълт сей кололол?с??л????ел?т??ил?л?л?к????ет???л???т???л???л??ет?? «ГЕРБ» и великаго и преподобънаго и бга нашго вавъ чудотьворца цговъ? ве?лио?од???а?икае?цивго?о?еквлл «ГЕРБ» «ГЕРБ» «ГЕРБ» На рис. 95 приведен исходный текст, где под каждой его буквой подписано ее значение по современной кириллице.

Обратите внимание, какой гладкий текст изготовили из всего этого М. Н. Сперанский и его предшественники. Последние две строки интересны тем, что здесь стоят буквы обычной церковно-славянской кириллической вязи. Но значения этих букв СОВЕРШЕННО ДРУГИЕ по сравнению с современной кириллицей. Эту часть текста М. Н. Сперанский вообще не стал переводить. В отличие от него, мы приводим перевод первой половины этого куска. Вторую его половину нам пока перевести не удалось. Первую же половину «кириллического» куска перевел математик, выпускник механико-математического факультета МГУ М. Н. Поляков. Очень интересно, что здесь упоминается некий «Бог ВАВО Чудотворец». Возможно, ВАВО здесь означает САВА. И в первой строчке стоит похожая формула: «Всещеlрого Бога ГОГРО нашего». Присутствие таких имен в русской церковной надписи, многие слова и обороты которой звучат вполне привычно и сегодня, не может не вызвать удивления Не потому ли М. Н. Сперанский и его предшественники ПОДДЕЛАЛИ перевод, написав вместо «Бога ГОГРО» слово Бгога. Как бы намекая на слово Бог без добавления имени. Тем самым скрыв от читателя, что в XVI–XVII веках некоторые русские церковные выражения звучали СОВЕРШЕННО ПО-ДРУГОМУ, не так, как сегодня. Например, в них упоминались различные «БОГИ», снабженные собственными именами. То есть по-современному святые.

Историки, как правило, не пишут об этом старом обычае русских православных людей называть своих святых БОГАМИ. Однако иногда это все же всплывает. Например, Г. А. Мокеев, автор книги «Можайск — священный город русских» [536], посвященной в значительной степени знаменитому старинному русскому образу Николы Чудотворца — «Николе Можайскому», даже назвал одну из глав своей книги «Русский Бог». Оказывается, именно так называли Николу Чудотворца иностранцы, писавшие о Руси. А сами русские в те времена называли Николу просто БОГОМ. Г. А. Мокеев пишет по этому поводу. «На него (Николая Чудотворца — Авт.)… тоже распространялось понятие „спасителя“. Не случайно иностранцы констатировали, что… „Николу… аки Бога почитают православнии“ (Зиновий Отенский). Инородцы на территории России также именовали его „Никола — Русский Бог“. И в русских духовных стихах отмечалось, что „Святитель Никола, силен Бог наш“, причем выступал он также как „Морской Бог“, „Бурлацкий Бог“, даже „Общий Бог“… Наконец существовал клич „Никола с нами!“ наподобие общеизвестного „С нами Бог!“» [536], с. 12.

Г. А. Мокеев пишет по этому поводу, что на Руси «„богами“ назывались иконы» [536], с. 12. Однако это «объяснение» ничего не меняет по существу. Факт остается фактом: до XVII века на Руси было много святых, которых называли богами. Среди них: бог Никола — «морской Бог» (он же, вероятно, и «античный» Посейдон?), бог Власий или Велес — «скотий Бог» [532], с. 120, боги Гогр и Вав (Сава), упомянутые на звенигородском колоколе, и другие «русские боги».

В этой связи нельзя не вспомнить, что Библия, говоря об Ассирии, — то есть, как мы понимаем, о РУСИ-ОРДЕ — упоминает многочисленных сирийских и ассирийских БОГОВ. Например: «В то время послал царь Ахаз к царям Ассирийским, чтобы они помогли ему… И приносил он жертвы БОГАМ ДАМАССКИМ… и говорил: БОГИ царей СИРИЙСКИХ помогают им; принесу я жертву ИМ и они помогут мне… И по всем городам Иудиным устроил высоты для каждения БОГАМ иным» (2 Паралипоменон 28:16,28:23,28:25).

Библия здесь говорит, по-видимому, о Руси-Орде XV–XVI веков. См. книгу «Библейская Русь». При этом упоминает о РУССКИХ, то есть о СИРИЙСКИХ, в библейской терминологии, БОГАХ. Мы видим, что на Руси раньше богами называли святых. Причем вплоть до XVII века.

Не очень понятно также, о каком русском царе — «яре» Алексее сказано в надписи на Звенигородском колоколе. Может быть, это царь Алексей Михайлович, как это думают историки [425], [808], [294], [422], [943]. Однако если на колоколе 1668 года на самом деле скопирована надпись с более старого Звенигородского колокола, то не исключено, что в ней первоначально имелся в виду другой царь Алексей. Историки этого не могут допустить, поскольку считают, что с приходом к власти Романовых на Руси остался только один царь. И это был Романов. Мы же видели, что это не так. Вспомним, что Степан Разин был воеводой некоего ЦАРЯ АЛЕКСЕЯ, см. выше. Столица которого, по-видимому, была в Астрахани. Он был СОВРЕМЕННИКОМ царя Алексея Михайловича. Может быть, Звенигородский колокол был отлит астраханским ордынским Царем Алексеем? И лишь потом попал в Звенигород? Как бы то ни было, такая надпись заслуживает самого пристального изучения. Историки же снабдили ее фальшивым переводом и тут же забыли о ней. Им кажется намного более интересным тщательно и вдумчиво изучать безобидные бытовые записки на бересте.

Подведем итог. Надпись на Звенигородском колоколе — не тайнопись, а ОБЫЧНАЯ запись, вполне естественная на колоколе. Предназначенная для всеобщего обозрения и для чтения, а не сокрытия каких-либо «тайн». Так же как и приведенная выше надпись на книге стольника Барятинского, расшифрованная Н. Константиновым [425]. Тоже, кстати, не содержащая ничего такого, что следовало бы скрывать. Мы подчеркиваем это потому, что современные историки, сталкиваясь с подобными старыми русскими текстами, придумали очень выгодную им теорию, будто это все — «тайнопись». Мол, на Руси, как правило, писали только обычной кириллицей. Как и сегодня. А те примеры, которые в эту «теорию» не укладываются, объявили привычкой наших предков писать тайнописью. Насколько нам известно, не существует ни одного примера, когда содержание этой «тайнописи» выходит за рамки обычных текстов, не содержащих заведомо никакой тайны. Те примеры, которые мы здесь приводим — типичны. Совершенно очевидно, что надпись I на Звенигородском колоколе по своему содержанию никакая не тайнопись. Обычная надпись. От кого ее надо было скрывать?

Позиция историков понятна. Ведь если признаться, что на Руси до XVII века писали ПО-ДРУГОМУ, то мгновенно возникает вопрос: а как же многочисленные «древние» русские тексты якобы XI–XV веков, предъявляемые сегодня в качестве обоснования романовско-миллеровской версии истории? Почему они не написаны такими же странными значками? Может быть, это более поздние подделки? Чтобы таких «опасных» вопросов не возникало, историки объявили все ПОДЛИННЫЕ ОСТАТКИ старой русской письменности — загадочной и не очень интересной для серьезного исследователя ТАИНОПИСЬЮ. Мол, не стоит обращать серьезного внимания. А ПОДДЕЛКИ XVII–XVIII веков объявили «подлинными старыми русскими текстами».

Но сейчас становится ясно, что именно такие «не читаемые» или трудно читаемые старые русские тексты необходимо тщательно изучать и разыскивать. Именно в них, а не в фальшивках, иногда очень наглых, романовской эпохи могут сохраниться наиболее яркие и «опасные» для романовской версии крупицы правды о старой русской истории XI–XVI веков. Здесь широкое поле деятельности для филологов и специалистов по старой Русской письменности.

Рис. 96. Герб Звенигорода. Из описания герба: «В голубом поле ВЕЛИКИЙ КОЛОКОЛ, ПОДПИСАННЫЙ НА КРАЮ ОНАГО НЕИЗВЕСТНЫМИ НЫНЕ ЛИТЕРАМИ, каковой колокол, вылитый из меди, и поныне хранится» [185], с. 144
Рис. 97. Обломок языка Звенигородского колокола, выставленный сегодня рядом со звонницей Саввино-Сторожевского монастыря. Фотография сделана авторами книги в мае 1999 года

В заключение отметим, что сегодняшние историки предпочитают лишь вскользь и довольно глухо упоминать о Звенигородском колоколе. Причина, по-видимому, в нежелании привлекать к надписи на колоколе внимание независимых исследователей. Дабы не всплыли на поверхность те странности, некоторые из которых мы отметили. Примечательно, что среди материалов ДВУХ научных конференций, посвященных 600-летию Саввино-Сторожевского монастыря и состоявшихся в 1997 и 1998 годах, о Звенигородском колоколе — САМОЙ ИЗВЕСТНОЙ СТАРОЙ ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ ЗВЕНИГОРОДА — НЕ БЫЛО СКАЗАНО НИ СЛОВА [688]. Не только не было ни одного научного доклада о колоколе, но о нем ВООБЩЕ НЕ УПОМЯНУТО в сборнике трудов обеих конференций [688]. Как же так? Ведь эти научные собрания были посвящены истории того самого монастыря, где Звенигородский колокол находился около ТРЕХСОТ ЛЕТ. Именно он красуется на гербе города Звенигорода [422], с. 176. См. рис. 96.

Рис. 98. Звонница Саввино-Сторожевского монастыря в 1999 году, Видна большая пустая ниша (с окном на задней стене), где до 1941 года висел огромный Звенигородский колокол. Фотография сделка авторами книги в мае 1999 года

Историки сами сообщают, что колокол прославил Звенигород далеко за пределами России [294], с. 116. Как же могло случиться, что на ЮБИЛЕЙНЫХ конференциях по истории монастыря никто из докладчиков ни единым словом не обмолвился о легендарном колоколе и о надписи на нем? Неужели историкам не хочется разобраться в том, какими буквами писали на Руси в XVI–XVII веках? Возникает впечатление, что — да, не хочется.

Далее. Почему в объемистой книге [422], специально посвященной истории Саввино-Сторожевского монастыря, среди двухсот ее страниц не нашлось достойного места для ПРОРИСОВКИ надписи на Звенигородском колоколе? Приведена лишь одна старая небольшая фотография колокола, снабженная СКУПЫМ КОММЕНТАРИЕМ, полностью процитированным нами выше [688], с. 176. Да еще фотография уцелевшего обломка колокола, выставленного в музее монастыря. Почему НИ В ОДНОМ из изданий [294], [422], [943], [688], продававшихся в 1999 году, на территории Саввино-Сторожевского монастыря, тоже НЕТ ПРОРИСОВКИ надписи на Звенигородском колоколе? Как-никак, повторим еще раз, знаменитый колокол был помещен на старый герб города Звенигорода и разнес славу о монастыре «далеко за пределы России» [294], с. 116.

Кстати, кем и при каких обстоятельствах был уничтожен колокол в 1941 году? Об этом почему-то в изданиях [294], [422], [943], [688] не говорится ни слова. Что стало с другими осколками колокола (один выставлен в музее)? Молчание. В 1999 году (когда мы посетили монастырь) рядом со старой звонницей монастыря лежал лишь обломок языка Звенигородского колокола, рис. 97. На нем никаких старых надписей нет. Стоит отметить, что во время войны Звенигород не был захвачен немецкими войсками [422], с. 187. Известно также, что ни один фашистский снаряд не упал на Саввино-Сторожевскии монастырь, на звоннице которого находился Звенигородский колокол вплоть до 1941 года [422], с. 187. См. рис. 98. Так что в данном случае не фашисты уничтожили эту бесценную реликвию русской истории.

Далее. «В годы Великой Отечественной войны в Саввино-Сторожевском монастыре размещалась воинская часть» [422], с. 190. Но вряд ли наши военные ответственны за гибель огромного 35-тонного колокола. Надо полагать, в годы войны им было не до колоколов, поскольку орудия в наше время изготовляют из стали, а не из старой колокольной меди.

В книге «Древний Звенигород» [581] предлагается следующая версия гибели Звенигородского колокола: «Колокол пытались снять в 1941 году при подходе фашистских войск, но неудачно, и он разбился (в Звенигородском музее сохранились лишь его фрагменты)» [581], с. 186. Хорошо. Допустим, что историки или археологи действительно хотели вывезти ценный колокол в безопасное место, чтобы сберечь его. Но случайно разбили. Что следовало бы сделать в таком случае? Скорее всего, неуклюжие рабочие должны были бы по приказу заботливых историков, руководивших операцией, бережно подобрать с земли все обломки, погрузить их в грузовики — надо полагать, специально выделенные для этой цели — и вывезти на хранение. Но тогда почему же все эти обломки не были после окончания войны выставлены в музее монастыря? Пусть и в искалеченном виде, но колокол можно было бы нам показать. В конце концов, какие-то обломки можно было бы и склеить. Вместо этого нам показывают всего один небольшой осколок колокола, рис. 93. Где остальные обломки? Если их сегодня нет, то кто и когда их уничтожил?

Так кто же все-таки расколол колокол? Случайно ли, что, как только сложились «подходящие обстоятельства» — война, разруха и т. п., - тут же знаменитый колокол погиб? Сбросили со звонницы? Кто? Не те ли, кто давно мечтал уничтожить яркий след русской старины, упорно не желавший вписываться в скалигеровско-романовскую историю? Воспользовались «удобным случаем», чтобы навсегда лишить нас очевидца подлинной истории Руси-Орды?

Стоит обратить внимание на еще одну странность, связанную со Звенигородским колоколом и указанную нам В. Н. Смоляковым. Выше мы привели старый герб города Звенигорода с изображением колокола, рис. 96. В книге «Гербы Российской империи» [162], с. 56 этот герб приведен, и про него сказано что он был Высочайше утвержден в декабре 1781 года. Но тут же рядом в книге [162] приведен еще один, более поздний герб города Звенигорода, утвержденный через сто лет, в 1883 году ОНИ РАЗИТЕЛЬНО ОТЛИЧАЮТСЯ. В описании старого герба 1781 года сказано, что ВЕЛИКИЙ колокол отлит из МЕДИ и по краю его идет надпись «неизвестными ныне литерами». А на гербе 1883 года, тоже Высочайше утвержденном, никакой «тайной надписи» уже нет. А про сам колокол говорится, будто он серебряный. Мы цитируем: «На лазуревом щите СЕРЕБРЯНЫЙ колокол с золотыми украшениями» [162], с. 56. Ни о каких «неизвестных литерах» уже не упоминается ни единым словом! Спрашивается: почему Романовы в конце XIX века заменили колокол на гербе Звенигорода? При этом убрав с него «не читаемую» надпись. А вместо меди почему-то оказалось серебро.

В связи с этим возникает законный вопрос. Верно ли, что колокол, уничтоженный в Звенигороде в 1941 году, был тем самым старым ВЕЛИКИМ Звенигородским колоколом, о котором нам известно из летописей? Ведь недаром же считается, будто существовало ДВА звенигородских Благовестных колокола. Отлитый якобы в 1652 году и с «неизвестной судьбой» [294], с. 116. И другой, отлитый якобы в 1668 году, сохранявшийся до 1941 года, пока не был кем-то разбит. Вероятно, первый, старый Звенигородский колокол, прозванный ВЕЛИКИМ, был Романовыми просто уничтожен. Чем-то он их сильно не устраивал. После чего про уничтоженный Великий колокол тут же распустили слух, будто «судьба его неизвестна». Вместо него долгое время напоказ выставляли другой колокол. Впрочем, тоже с «тайнописью». Скорее всего, уже с несколько другой, менее опасной. Надо полагать, подобные старые русско-ордынские колокола «с тайнописью» в XVII–XVIII веках еще существовали. Так что можно было заменить один на другой. И лишь в 1941 году наконец уничтожили и этот, «менее опасный» колокол. Улучили подходящий момент. Все-таки сочли вредным и его.

В Европе тоже часто встречаются сохранившиеся следы старых алфавитов, которыми, вероятно, пользовались до XVII–XVIII веков. Сегодня такие надписи обычно объявляют не читаемыми либо тайнописью. То есть поступают так же, как и в случае со Звенигородским колоколом. Наиболее известный пример — этрусские надписи, о которых мы подробно рассказываем в нашей книге «Империя». Но и кроме этрусских «не читаемых» текстов есть много других «загадочных» надписей.

Вот, например, надпись на левом косяке одного из входов в знаменитый собор Сантьяго де Компостела (Santiago de Compostela) в Испании, рис. 99. Наша прорисовка этой надписи приведена на рис. 100. Считается, что тут записана дата закладки собора.

Рис. 99. Надпись на левом косяке входа (Platerias Doorway) в собор Сантьяго де Компостела, в Испании. Сегодня ее толкуют разными способами и она считается «трудно читаемой». Взято из [1059], с 42
Рис. 100. Прорисовка «не читаемой» надписи на левом косяке входа (Platerias Doorway) в собор Сантьяго де Компостела, в Испании. Прорисовка сделана по фотографии из книги 11 059], с. 42, изданной в 1993 году
Рис. 101. Та же надпись на двери собора Сантьяго де Компостела, но сфотографированная существенно позднее, в 2002 году. Эта, и несколько следующих фотографий знаков надписи, сделаны по нашей просьбе профессором математики Игнасио Бахо (Ignacio Bajo, Universidad de Vigo, Spain). Сравнение с предыдущей фотографией этой же надписи, но взятой нами из книги [1059], с.42 (издания1993 года), наводит на мысль, что за прошедшие годы надпись, скорее всего, «отреставрировали». В 2002 году она выглядит заметно «красивее», чем на старой фотографии (по крайней мере десятилетней давности). Не исключено, что при «реставрации» могли затереть слабые следы каких-то других знаков. В первую очередь pамазали цементом «некрасивые» щели между каменными блоками, Рсоставляющими косяк двери собора. Потом взялись за надпись
Рис. 102. Первый сверху знак надписи на Platerias Doorway собора Сантьяго де Компостела. Фотография 2002 года. Сравните со старой фотографией. Отчетливо видна работа «реставраторов» по «улучшению» изображения. По-видимому, подмазали свежим бетоном, аккуратнее прорисовали те линии, которые сочли нужными. А «ненужные» линии попросту замазали. Понятнее надпись не стала, зато приобрела как бы «академический вид». Гладко, красиво

Мы цитируем: «На левом косяке двери (речь идет о Platerias Doorway — Авт.)… имеется надпись, указывающая дату основания, предмет споров современных ученых: некоторые убеждены, что она прочитывается как 1112 (то есть 1072 по современному календарю), другие дают 1116 (1078), а другие 1141 (1103). В начале 12 столетия ее читали как „аno 1078“…» [1059], с. 38.

Трудно сказать, насколько правильно предлагаемое сегодня историками толкование этого текста. Не исключено, что он написан забытым или полузабытым сегодня алфавитом, использовавшимся в Западной Европе до XVII–XVIII веков. Здесь требуется дополнительное исследование.

Рис. 103. Второй и третий сверху знаки надписи на Platerias Doorway собора Сантьяго де Компостела. Фотография 2002 года. То же самое. Реставраторы «улучшили» непонятный им текст. При этом практически полностью убрали следы каких-то букв, которые были тут написаны чуть ниже. Отсюда видно — как полезно сравнивать изображения одного и того же объекта, сделанные через какие-то заметные промежутки времени. Иногда становится видимой закулисная «деятельность по улучшению истории». Конечно, не всегда она является преднамеренным подлогом. Часто хотят просто сделать «покрасивее» для привлечения туристов (другими словами, для привлечения денег). Но при этом искажают историю, намеренно или ненамеренно
Рис. 104. Четвертый сверху знак надписи на Platerias Doorway собора Сантьяго де Компостела. Тоже «отреставрирован». Края линий стали ровнее. Фотография 2002 года
Рис. 105. Пятый сверху знак надписи на Platerias Doorway собора Сантьяго де Компостела. «Отреставрирован». Фотография 2002 года
Рис. 106. Слабый след какого-то другого знака на Platerias Doorway собора Сантьяго де Компостела. Фотография 2002 года
Рис. 107. Голова какого-то фантастического животного-химеры с двумя огромными языками на соборе Сантьяго де Компостела. Сегодня смысл подобных изображений, по-видимому, уже утрачен. Фотография 2002 года
Рис. 108. Непонятные знаки на камнях собора Святого Лоренца в Нюрнберге. Считается, что это цеховые значки каменотесов XVI веков. Не исключено, что эти значки являются буквами забытото алфавита, бывшего в употреблении в Европе до XVII века. Взято из [1417], с. 8
Steinmetzzeichen an der St. Lorenzkirche. Рис. 109. Непонятные символы на камнях собора Святого Лоренца, в Нюрнберге. Считается, что это — цеховые значки каменотесов XIV–XVI веков. Возможно, они являются буквами забытого алфавита, употреблявшегося в Европе до XVII века. Взято из [1422], с. 40

На рис. 101, 102, 103, 104, 105, 106 мы приводим фотографии этой же надписи, но сделанные в 2002 году. Видно, что надпись «под реставрировали». На рис. 107 показана голова химеры на соборе.

Другой пример. В соборе Святого Лоренца, в германском городе Нюрнберге, обнаружено довольно много непонятных знаков на камнях. Например, в северной башне собора такие знаки были обнаружены в 1908 году [1417], с. 8. Некоторые из них мы приводим на рис. 108 и 109. Историки пишут так: «Эти каменные знаки указывают на реставрационные работы XVI века» [1417], с. 8. Далее сообщается, что ученые занимаются их изучением, однако смысла и перевода значков в книге [1417] не приведено. Некоторые из этих символов предложено считать условными цеховыми знаками семейств, занимавшихся в XIV–XVI веках каменотесным делом [1422], с. 40. Такое толкование, конечно, не исключено, но не снимает вопроса в целом. Ведь загадочные фамильные знаки каменотесов могут быть буквами какого-то уже забытого сегодня алфавита, бывшего в употреблении, по крайней мере, до XVI века. В этом случае значки могли обозначать, например, первую букву полного имени того или иного мастера.

Оглавление


 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх

Источник: http://www.libma.ru/istorija/velikaja_smuta_konec_imperii/p7.php



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Энциклопедия БОЛЬШАЯ РОССИЙСКАЯ КУЛИНАРИЯ, национальные кухни народов Знак зодиак сделать своими руками

Великие латинские цитаты Великие латинские цитаты Великие латинские цитаты Великие латинские цитаты Великие латинские цитаты Великие латинские цитаты Великие латинские цитаты Великие латинские цитаты Великие латинские цитаты